Политика   Экономика   Общество   Культура   Происшествия        

Культура

Колоды снять, гостинец не брать

Псковичи торговали с ганзейцами средневековым аналогом электричества, а купцы везли в Псков дефицитное оружие

8 декабря 2017 года, 09:25
Оружие в Псков завозили в бочках из-под сельди. Чем еще псковичи и новгородцы торговали с Ганзой.

Международные Ганзейские дни 2019 года пройдут в Пскове. Такое решение было принято на общем собрании делегатов ганзейских городов. Оно состоялось на 33-х Международных Ганзейских днях в германском Герфорде. 

Что интересовало ганзейских купцов в Пскове? На этот вопрос нам поможет ответить Владимир Аракчеев в своей статье «Псков и Ганза в эпоху Средневековья». В России главным экспортным товаром были меха, но места добычи пушнины контролировал Новгород, и на долю Пскова приходилась лишь незначительная часть продаваемой на Запад пушнины. А из Пскова в Европу экспортировался главным образом воск. 

Место воска в быту средневекового человека было сродни той роли, которую играет в нашей жизни электричество. Торговля воском была настолько доходным промыслом, что уже в XIII веке в Новгороде было объединение купцов-вощаников. 

Качество воска было различным, низкосортный воск с отстоем ганзейцам покупать воспрещалось. К примеру, в 1441 году псковские купцы повезли две ладьи с воском в Дерпт. Обнаружив, что воск недоброкачественный, немцы предложили его перетопить, однако русские отказались это сделать. Поэтому основная масса воска была перевезена в Нарву и продана там.
 

Торговля оружием 

Торговля цветными металлами и оружием всегда была камнем преткновения в отношениях русских городов с Ганзой и Ливонским орденом, обосновавшимся на территории современных стран Балтии. Ганза была заинтересована в торговле оружием, приносившим большие прибыли, а Орден, опасавшийся роста могущества русских земель, наоборот, препятствовал ей. Но коммерческая выгода часто брала верх над интересами обороны, и, например, в 1396 г. ревельские купцы, в том числе глава городского совета Герд Витте, провозили оружие в Новгород и Псков в бочках из-под сельди. 
Цветные металлы, столь необходимые в процессе изготовления оружия, также были запрещены к ввозу в Россию, видимо, в самом начале XV века. Во всяком случае, когда в 1420 г. псковичи захотели изготовить свинцовую кровлю для Троицкого собора,  они не смогли найти мастера-литейщика не только в Пскове, но и в Новгороде. Не дали псковичам мастера и жители Дерпта, и лишь московский митрополит прислал в Псков литейщика. 

Пользуясь монополией на ввоз металлов в Россию, Ганза не упускала случая нажиться на торговле. Так, в 1518 г. в Псков привезли низкопробное серебро, но через шесть лет его отправили обратно в Дерпт. 
 

Бутлегеры Ганзы

Существенную долю товаропотока в эпоху Средневековья составляли алкогольные напитки. Но если вина были дороги и ввозились на Русь в малых количествах, то такие алкогольные напитки, как мед и пиво, импортировались весьма интенсивно. Причем в Псковской и Новгородской землях изготавливали свой мед, часть которого также вывозилась на продажу в Дерпт и другие города. Свидетельством активной торговли алкоголем является упоминание 13 с половиной бочек пива и 4 бочек меду, взятых псковскими купцами из имущества убитого немца в Пскове в 1460-х гг. Лишь однажды в истории псковско-ганзейских отношений торговля «корчмою», т. е. любым алкоголем, была запрещена. По договору 1474 г. Псков и Дерпт обязались не ввозить на продажу в пределы территорий друг друга пиво и мед. Но уже через 30 лет, в договоре 1503 г., этот запрет отсутствовал. Видимо, невыгодная обеим сторонам норма договора отмерла сама собой.
 

Чистый путь

Торговля шла со всеми ганзейскими городами — с Любеком, Данцигом, Ригой, но прежде всего с Ревелем (Таллин) и Дерптом (Тарту). Рига, Ревель и Дерпт входили в состав Тевтонского ордена в Ливонии, или, как его чаще называют, Ливонского ордена — конфедерации, состоявшей из собственно орденских владений, церковных земель и вольных городов. Единственным из крупных городов Ливонии, не входившим в состав Ганзейского союза, была Нарва. Интересы городов и Ордена совпадали далеко не всегда, поэтому и псковско-ганзейские отношения были неровными.

Во время войны между Псковом и Ливонским орденом торговые отношения с Ганзой были прерваны, но вскоре возобновлены. Инициатива в восстановлении псковско-ганзейских отношений принадлежала Дерпту, который первым заключил с Псковом соглашение о безопасности проезда и ведения торговли (1411 г.). Тесные торговые отношения способствовали и заключению союзного договора Пскова с Орденом в 1417 г. Разумеется, этот союз не был вечным, прерывался войнами, но в целом именно мирные отношения Пскова с Ливонией и прибалтийскими городами, прежде всего Дерптом, стали нормой. 

На купцов обеих сторон распространялись гарантии «чистого пути», т. е. свободной торговли как в городах, заключивших договор, так и проезда с товарами в другие пункты. По обоюдному договору были отменены таможенные пошлины: «колоды» (шлагбаумы) было решено ликвидировать, а «гостинец» (пошлины) не брать. Договор был необычайно выгоден для Пскова, потому что предоставлял псковским купцам право розничной и гостевой торговли в Дерпте и других городах, принадлежавших дерптскому епископу. Теперь псковичи могли торговать в Дерпте не только с его жителями, но и с рижанами, ревельцами, и «со всяким гостем», под которыми подразумевались не только ганзейские купцы. 
 

Немецкий берег

В Пскове немецкие купцы размещались на так называемом немецком берегу в арендованных дворах русских купцов. «Немецкий берег» — это прибрежная полоса Запсковья, находившаяся на противоположном Кремлю берегу реки Псковы. Подворье на «немецком берегу» действовало до начала Ливонской войны, а в 1562 г. было уничтожено пожаром. Немецкий двор в Пскове был восстановлен только после окончания Ливонской войны, в 1580-х гг. за рекой Великой, напротив Кремля. Там же в 1588 г. возникло подворье главного города Ганзы — Любека. Но это уже другая эпоха, когда Ганза уступила господство на Балтике Швеции.



Современные псковичи знают немецкий берег под названием Золотая набережная. Фото Андрея Степанова 
 

Восточный полюс

Великий Новгород уже принимал Международную Ганзу в 2009 году. В договоре Московского государства с Ганзой 1487 г. упоминаются 73 города — члена Ганзейского союза. Но в их число, вопреки встречающимся в литературе утверждениям, никогда не входил Новгород Великий, который (подобно Брюгге, Лондону, Полоцку, Турку) являлся торговым партнером, но не членом Ганзы.

Расположенный на северо-западных рубежах русских земель, на пересечении торговых путей, Новгород был крупнейшим древнерусским и международным торговым центром, осуществлявшим связи между Русью, Византией, Западной Европой и мусульманским Востоком. Уже в XII веке в Великом Новгороде существовали иноземные дворы: Готский и Немецкий, в XVII веке к ним добавился Шведский двор. До 1478 г. в отношениях со странами Европы Новгород выступает как государственное образование, а с конца XV в. — как один из городов Русского государства. Значение Великого Новгорода в связях с Европой было столь велико, что до начала XVI в. некоторые западноевропейские картографы считали его центром Российского государства. Для европейцев он был частью национального символа и национального мифа, а также поэтического образа России.

 

Готский и Немецкий дворы соединяла дорога через княжеские палаты, но местные не могли вмешиваться в дела иностранцев. Фото аrtofwar.ru 
 

Ганзейские конторы

Готский двор с церковью Святого Олафа, именовавшейся новгородцами Варяжской божницей. Она пострадала при пожаре 1152 года, когда сгорел новгородский торг. На острове Готланд, в Висбю, также существовало подворье новгородских купцов, тоже с церковью, остатки которой сохранились. Несколько позднее, во второй половине XII столетия, в Новгород прибыли немецкие купцы из северогерманских городов, в первую очередь из Любека. Они основали в Новгороде Немецкий двор — двор Святого Петра. Готский и Немецкий дворы в Новгороде были объединены под общим управлением. Дворы соединяла дорога, проходившая через княжеский двор. Ганзейские дворы не имели постоянного на­селения. Немцы приезжали в Новгород два раза в год — летом и зимой. Дворы напоминали крепости. Их окру­жал тын из толстых бревен. 

Вечером ворота дворов на­крепко запирались, а внутри спускались с цепи со­баки, выставлялась стража. Новгородские власти не имели права вмешиваться во внутренние дела ганзейских дворов. Из всех ганзейских контор, а они существовали еще в Лондоне, Брюгге, Бергене и других городах, новгородская была самой изолирован­ной от города, в котором находилась.
 

Экспорт

Важнейшие статьи новгородского средневекового экспорта — меха и воск, как и в Пскове. Многие западноевропейские монархи и знатные особы носили шубы и шапки из драгоценных мехов (горностая, соболя, куницы), привезенных из Новгорода; свечи из русского воска освещали огромные готические храмы. Из мехов самым ходовым товаром были беличьи шкурки разных сортов, в колоссальных количествах вывозившиеся в Западную Европу. Наиболее ценные меха считались штуками, иногда «сороками» (40 штук), а белки — сотнями, тысячами, бочками (в бочку входило до 12 тысяч шкурок).

Воск продавался кругами. Каждый круг, поступавший в продажу, должен был иметь строго установленный вес (в XV веке — около 160 кг) и быть определенного качества, что удостоверялось особой официальной печатью, при помощи которой на воске оттискивались слова «товар божий». 

Кроме мехов и воска, в последние десятилетия независимости и позднее новгородцы торговали с Западом выделанными кожами, кожаными изделиями, в частности обувью. Иногда предметами вывоза были некоторые виды сельскохозяйственной продукции и охотничьи птицы, в частности соколы.
 

Импорт

С Запада в Новгород ввозилось много нужных товаров, значительная часть которых поступала затем на рынки других русских городов. Прежде всего, это различные дорогие ткани, особенно сукно, а также цветные металлы, используемые во многих ремеслах. Продукция местных ткачей вполне удовлетворяла потребности жителей в повседневной одежде, а вот для праздничных одежд знатные новгородцы нередко предпочитали заграничные ткани. Особой популярностью пользовалось сукно, изготовлявшееся в городах Фландрии — Ипре, Генте, Брюгге. Ипрское сукно, а также скарлат (сукно красного цвета) много раз упоминаются в русских письменных источниках как дорогой подарок важным и могущественным людям.

Ганзейские купцы привозили в Новгород медь, свинец, олово и другие необходимые в ремесленном деле материалы, например квасцы, использовавшиеся для дубления кожи, производства пергамена. 

Из пищевых продуктов ввозились балтийская сельдь, соль, а в неурожайные годы — и хлеб. В 1231 году летописец отмечал, что немцы привезли хлеб и тем самым спасли от голода новгородцев, дошедших до крайности. Ганзейские купцы привозили в Новгород и напитки — французские, испанские, рейнские и греческие вина. Кроме того, немцы на своих новгородских дворах варили пи­во, главным образом для себя, а часть его пускали в продажу. 
 
Екатерина Образцова


  Подпишись на нас в соцсетях

Другие новости:

Новые машины скорой помощи получат 13 районных больниц
В эту субботу четыре участка псковских автодорог будут представлять особую опасность
До 12 градусов тепла обещают в регионе сегодня
Победитель конкурса на приватизацию «Псковавиа» предложил 55 млн рублей
Небольшой дождь предсказывают синоптики псковскому региону 19 октября
Определился лидер интернет-голосования о дополнительном наименовании псковского аэропорта
Псковичей могут получить профессию инспектора ГИБДД в Орловской области
Псковская область выполнила план по мелиорации сельскохозяйственных земель
Райффайзенбанк теперь работает в Пскове