Политика   Экономика   Общество   Культура   Происшествия        

Культура

Французские парки Наталии Трубиной

Живопись этого петербургского художника способна исправить настроение и имеет ярко выраженный терапевтический эффект

13 октября 2017 года, 08:16

По утрам под окнами раздается жалобный призыв: «Маркиз! Маркиз! Маркиз!» Голосом громким, с интонациями чуть испуганными, страстными и нежными одновременно, дама призывает котика вернуться домой. Понятные любовь и беспокойство, ясные эмоции – уютный для этого человека мир. У каждого он свой. Не всегда, правда, такой прозрачный и откровенно непритязательный.

Время от времени заезжаю в гости на псковскую дачу к петербургскому художнику Наталии Трубиной. И порой уже кажется, что так было всегда. Будто, сколько себя помню, фланировала по здешнему саду, настолько органичному, что жить в нем хочется, а не просто гулять. Время здесь останавливается, суета уходит, умиротворение снисходит на всех, в том числе – на приходящих в гости котов. Натальин сад погружает тебя в тебя самого, словно переносит в самые счастливые минуты жизни, заключает в объятия и убаюкивает. Сад – как часть того мира, что создает Наталия. У этого мира нет границ, нет названия, но есть стиль – фирменный, трубинский. Строит она его постоянно, словно ткет полотно настоящей жизни. Без громких слов и позирования «на фоне», спокойно, словно походя. И «к чему бы она ни прикасалась, получаются в результате французские парки», – сказала на открытии одноименной выставки художник Мария Турина, дочь Наталии. Это так. Я на той же мысли себя поймала, прогуливаясь между стройными рядами разноцветных салатов. Салатные ряды совершенно логично (точно в регулярном парке) завершаются кустами округлой формы, задник – словно специально выстроенная декорация – живописная бревенчатая стена… И, само собой разумеется, происходило это в саду Наталии.

Есть во французских парках такая черта: изысканно, продуманно, но, на первый взгляд, ничего особенного вроде бы и нет. А обаяние их, тем не менее, всесильно и непреодолимо. Возвращаться хочется вновь и вновь. И это уже не магия, господа, но – искусство. 

Что творилось на открытии выставки Трубиной в псковском «Даре», надо было видеть: наша благословенная, самая лучшая в мире публика превзошла себя. Честное слово. Мне почудилось тихое сияние, исходившее от лиц. Люди сами после признавались, что было всем невероятно легко, озабоченность и болячки забылись, уходить никуда не хотелось… Наверное, поверить в это непросто, но живопись Трубиной, собранная в таком объеме (44 работы) и столь органичном ансамбле, – сила посерьезнее непогоды, недовольства и неурядиц. По крайней мере, в плен она захватила многих, а присутствовавших – практически всех. 


«Собеседник».

При всей ее почти невесомой легкости и декоративности эта живопись сложна и многослойна, более того – многозначна. Размышления о сложной красоте жизни почему-то ни на миг не покидают зрителя. Художник, немало поработавший в технике ювелирного фарфора (техника «веджвуд», ею самой разработанная), в живописи действует именно как ювелир: мелкие мазки создают подчас эффект мерцающей поверхности, неоднозначности цвета. Более того, отсвет этой живописи словно ложится на всех, кто рядом…

Позвонили вчерашние посетители выставки:

– Все еще под впечатлением, не можем никак отойти. Пересматриваем фотографии с выставки, и тянет снова к этим работам. Если позволите, придем завтра снова… Какой-то магический пуантилизм! (Художники-пуантилисты создавали и создают живописную поверхность при помощи точек).

Но вдохновляет Наталию и ведет, безусловно, цвет. Она мне напоминает очень тонко (до сотых долей микрона) и сверхточно настроенный цветовой барометр. Правда, сам художник относится к этому спокойно, как к чему-то второстепенному:

– С цветом проблем нет. Мне важно – как будет сделано, чтобы технически это было интересно. 

Она добивается такого результата, что каждый конкретный холст зритель воспринимает, словно долгожданную цветовую (в том числе) нишу, в которой он найдет убежище и защиту от того, что, возможно, не всякому нравится в окружающей его среде. Наверное, поэтому картины Трубиной часто находят приют на стенах российских, французских и прочих иноземных жилищ. Как тут не вспомнить о ее специальности – художник по интерьеру.


Туман.

Наташа – абсолютный трудоголик и перфекционист. Давно хотелось узнать о ее корнях, о родителях.

– Мы уже привыкли к тебе как к петербурженке. Откуда все-таки ты родом?

– Родилась и жила в городе Чебоксары. Отец работал главным механиком большущего завода. У него были исключительные инженерные и изобретательские способности. Прекрасно рисовал, чаще всего – портреты. Мама преподавала русский язык и литературу.

– Ты в детстве чем-то еще увлекалась, кроме рисования?

– Занималась музыкой и фигурным катанием. Там дисциплина такая – о-го-го! – быстро научишься концентрироваться и собираться.

– И где же ты там, на льду, научилась рисовать?

– Да нет, не там, конечно: я в училище художественном училась, на оформительском отделении, занималась интерьером.

– Вот оно как. Наверное, легко после училища в «Муху» поступила?

– Конечно. Мне, подготовленной, было легче многих…

Наталия обо всем рассказывает так просто, как о само собой разумеющемся. И точно так же, словно походя, меняет стиль всего, к чему прикасается. Если сушит травы, то они у нее особенные. Накрывает на стол – рука тянется к фотоаппарату, столько сразу появляется готовых натюрмортов на столе. Непостижимым образом превращает дом свой в волшебное место, где всем хочется творить. Ну, о том, что дочь Наталии Мария – исключительный художник-живописец, мы уже рассказывали. Но как тут не упомянуть о вошедшей в выставку «Французские парки» серии фаянсовых работ Маши? Никто и не ожидал, что двухгодичной давности опыты с керамикой дадут такие результаты. И вот уже в наших «Парках» появились нежные кузнечики и вальяжные улитки, прекрасно чувствующие себя на белой фарфоровой поверхности. Изысканные ирисы в сиренево-фиолетовой гамме могли бы смело украсить вазы во французских замках на фоне средневековых гобеленов, да и в современном хайтековском интерьере были бы кстати. Этим и отличаются работы талантливых художников-прикладников: они вне времени и практически везде уместны. 

Возможно, вы уже подзабыли, но в самом начале я говорила о приходящих в гости к нашим художникам котах. Из-под кисти Наталии выходят исключительно выразительные их портреты. «Собеседник» сидит за столом, шубка его – что твой фрак с белой манишкой. Перед ним прибор и бокал. Выражение «лица» настолько сосредоточенное, что чудится, будто сейчас возьмет нож в правую лапу, вилку – в левую, закусит и напоследок произнесет тост… А «Самый-самый» с полным сознанием своей исключительности сидит на фоне палитры, и ты почти воочию слышишь раздаваемые им художнику советы: «Ну, добавь в этот уголок немножечко охры, м-р-р-р, живее будет…» Коты – отдельная тема, трубинские коты узнаваемы и любимы, естественно. Пора уже отдельную книжечку с ними готовить. Но пока успели только каталог к сегодняшней выставке издать. Каталог получился довольно удачным, на мой взгляд.

Есть опасение, что из-за специфики газетного формата мне не удастся рассказать и малой части того, что стоило бы. Ведь и человека Трубина видит совершенно по-особенному. Ей прекрасно удаются портреты, в том числе – обнаженной натуры. И портретируемые влюбляются в свои портреты, потому что ничего подобного от себя не ожидали: в аппетитной пышечке художник разглядит цветок красоты неслыханной. В даме бальзаковского возраста – нежность и утонченность… 

И в следующий раз я непременно расскажу вам об этом. 
 

Справка «ПП»

Наталия Трубина – член Союза художников России, живописец, график, создает также произведения декоративно-прикладного искусства (ювелирный фарфор).

Получила высшее художественное образование в ЛВХПУ имени В.И. Мухиной (художник по интерьеру) в 1979 году.

Участница более 70 профессиональных художественных выставок в России и за рубежом. Автор персональных выставок, прошедших в Финляндии, Германии, Израиле, США, Франции.

Работы хранятся в частных коллекциях России, США, Франции, Израиля, Германии, Канады.

Ювелирный фарфор автора хранится в музее города Сергиев Посад.

Сегодня работы можно увидеть и приобрести в галереях Санкт-Петербурга, Франции, Пскова.
 

Автор: Ольга Кошелькова

  Подпишись на нас в соцсетях

Другие новости:

В Псковской области стартовал впервые стартовал грантовый конкурс для сельхозкооперативов
Ремонт водопровода в Пыталово начнётся на следующей неделе
Михаил Ведерников – ветеранам: Мы гордимся вами и будем с честью нести знамя, которое вы подняли
Увеличилось число автобусных маршрутов на международные соревнования «Десантный взвод»
В канун Дня города Михаил Ведерников вручил паспорта юным псковичам
Михаил Ведерников встретился с недавно назначенным руководителем областного управления Росприроднадзора
Через две недели в Пскове пройдет масштабный спортфестиваль «Земля великих побед»
Итоги работы за первое полугодие подведут 24 июля в прокуратуре Псковской области
Владмира Уткина, пропавшего в Великих Луках, до сих пор не нашли (ФОТО)