23 Августа 2017
Псков
+10 .. +12 °C
Великие Луки
+17 .. +19 °C
64.915   0.369
69.498   0.2596

Боец Погостин

10 Августа 2017 - 09:03
Главная → Заметки → Культура
Не могу попрощаться молча с выставкой Бориса Погостина «Незавершенная работа» в «Даре»

Хотя бы несколько слов, но вставлю. Знаю, были в биографии автора выставки, в том числе значительные, в Риге и Пскове, но эта – особенная. Собирали лучшее из частных собраний. Вроде бы получилось. По крайней мере, ощущение такое, что Матвеевич одобрил бы. Если бы был с нами. 


Незаменимых не бывает, говорите? Неправда ваша. Кем можно заполнить или чем заштопать эту дыру – нет уже с нами Бориса Матвеевича Погостина, моряка с душой художника, художника с серьезной флотской биографией. И просто удивительно хорошего человека. С кем ни заговори о нем, реакция сходная: «Классный человек! Удивительный художник». Вам непременно расскажут о его глубокой порядочности, внутренней интеллигентности. Душевный? Безотказный? – Да, да, это всё – о нем. И еще – он кидался  на помощь каждому, в ней нуждающемуся. Растрачивал свою душу, силы и талант, ни на минуту не задумываясь, не останавливаясь. Мчался по жизни с огромной скоростью и не давал себе поблажки. Стремился к покорению вершин и брал их с боем. «Боец» – его словечко. Так он обычно именовал каждого из двоих своих сынов или, иногда, в шутку – любимого пса. Его вершины – сначала достижения по службе, а затем – все новые и новые, одна другой сложнее – задачи в живописи. Ах, как он умел радоваться удачам! И просто – умел радоваться. Не делал постную мину, если наступала тяжелая минута. Даже если она была очень тяжела, эта минута, находил в себе силы набрать телефонный номер и произнести свое традиционно-бодрое: «Докладываю!» Дальше вам «докладывали» о том, что именно сделано, а что – только в планах пока, с кем из художников предполагается выехать на пленэр, что за новые холсты задуманы, и в конце – неизменное: «А теперь – анекдот». И ты, до того момента пребывающий в уверенности, что Матвеевич испытывает нешуточные боли и страдания, немного успокаиваешься, поверив его бодрому тону и даже рассказам о том, как всему медицинскому институту врачи и светила от науки показывали, что именно и как «на Погостине все заживает, словно на собаке»… До чего же он не хотел, чтобы нам было больно от его боли! Как умел успокоить и заговорить зубы! Мы не были наивными, просто страстно хотелось верить в его выздоровление… Мечтали о выставке к юбилею. И лишь в этом году осознали, что грядет его 70-летие, а ведь казался человеком вне возраста, и уж по крайней мере моложе шестидесяти с хвостиком…
Не дотянул. Выставку открывали 20 июля. Без него. Но все было именно так, как сделал бы он сам – радостно, без соплей. Ну, не совсем, чтобы без слез, разумеется, но до того было светло на вернисаже, что просто не верилось – нет уже (!) Бориса Матвеевича. Но все, думаю, было правильно. Ведь главное для него осталось – его картины, семья, друзья. Работал, как каторжный: строил дом, копал огород, солил огурцы, воспитывал  сыновей, вкладывая в них душу (вместе с супругой Ольгой Львовной, разумеется). Но нереально большая часть его души вложена именно в живопись. Цените это, люди – те, в чьих коллекциях есть Погостин. Таких счастливчиков не так уж мало не только в Пскове, но и в России, и за рубежом. В домах, офисах, кабинетах чиновников всякого ранга. С необычайным пиететом относился художник ко всякому заказчику, растрачивал уйму своего времени и энергии, чтобы понять, чего именно человек хочет. И это всё – лишь подготовительный этап. Сколько будет сомнений и бессонных ночей после – не знает никто, даже самые близкие люди. А заказчик получил холст, повесил его там, где наметил, и – забыл о создателе картины напрочь. У него – государева служба, она важнее живого человека и уж, безусловно, важнее неживого. Он – депутат, и это должно звучать гордо, не до мелочей ему в виде диалогов с устроителями юбилейной выставки ушедшего художника… Имени не назову, естественно, но воспитывали его… ну, никак не могу разгадать, где именно. Точнее, этот ребус решен был мною на раз: мне – рука тянулась написать слово «нам», но за других не скажу – так вот, мне такие депутаты даром не нужны. И, хотя от политики я еще дальше, чем дворник дядя Петя, тем не менее выскажусь: предпочитаю не просто умных и вменяемых, но еще воспитанных и культурных. Для одних культура – не забыть художника, уделившего им внимание при жизни, и приехать на вернисаж памяти мастера. Для других – искренне интересоваться всем живым, что творится в самых разных местах города, не пиара ради, а пользы и радости для. Третьи, в случае нехватки времени, присылают к такому значительному событию, как выставка к 70-летию Победы, обстоятельную, с достойным текстом поздравительную телеграмму, и воспринимается это с пониманием и благодарностью. Выше я описала трех персон, чьи имена теперь, если позволите, перечислю: Иван Цецерский, Николай Рассадин, Максим Жаворонков. Уважаю и снимаю шляпу.


А о Погостине все вспоминают не просто с уважением, но с огромной любовью – с уважением к таланту и любовью к человеку. Понимаю читающего эти строки и укоряющего их автора: «Сколько можно? Покажите хотя бы что-нибудь, наконец!»


С радостью! Получите удовольствие от созерцания его морских пейзажей. Их у маэстро немало, и разнообразие его марин завораживает: от почти штилевого, ласкового моря, названного вдовой художника «Жемчужным морем», и мирного предзакатного кусочка балтийского побережья на холсте «Юрмальское побережье» до «Морской стихии» с парусным кораблем в бурном море, а может – океане? Все реально, ведь капитан второго ранга в отставке Борис Погостин любил и знал море, как никто, – и Тихий океан, и Средиземное, и Балтийское… Плавал, затем, сойдя на берег, преподавал – читал курсантам лекции о минно-торпедном оружии и вооружении. Море – учитель жизни, а живописи Бориса Матвеевича обучали художники Михаил Зуховицкий, Василий Хватов, Игорь Мажейко. Все трое – выпускники Латвийской академии живописи. Но всю свою жизнь художник продолжал учиться и останавливаться не собирался. Нереально много читал и с азартом изучал манеру письма и технику художников самых разных направлений и эпох. Щедро делился своими знаниями: организовал лекторий и мастер-классы для желающих в выставочном зале представительства Российского фонда культуры в Пскове.  


Его пейзажи – не просто времена года, но мгновения из жизни рек, озер, сосен, усадеб, деревень, поэмы или романсы во славу тихих или бурных уголков России. Очень честные холсты, преисполненные нежной, едва различимой музыки. Живопись – как любовь. И если это цветы, то непременно – своего рода подарок каждому зрителю. Надпись на одной из этикеток к натюрморту: «Подарок жене». Вы, я уверена, сомневаетесь в моей объективности. Но нет здесь ничего выдуманного, честное слово. Вспоминаю один из наших с ним диалогов:


– А как, Матвеевич, спрос есть на картины, покупают часто?


– Грех жаловаться.

– А заказчики, они кто для вас: друзья или, скорее, работодатели?

– Родственные души. Или просто хорошие люди.

Вот! А вы говорите – придумываю. Скорее, даже приуменьшаю то, до какой степени он идеализировал обращавшихся к нему людей. А насчет «родственных душ», думаю, и не преувеличено ничуть. Роднили их картины Погостина. Именно в них он душу вкладывал.


Кто бы знал, до чего жалко расставаться с выставкой! Именно здесь осознаешь, из каких именно тончайших нюансов складывался и сложился стиль художника. И живописный язык его совершенно наособицу, неповторимый, его не сымитируешь, как и язык его любимого писателя Василия Макаровича Шукшина. Тоже родственные души, похоже.  
 

Борис Погостин

(22 июля 1947  –  8 марта 2017)

Родился в Сибири, на станции Артышта Кемеровской области. Детство и школьные годы прошли на Алтае. Отец, физик и математик, преподавал в сельских школах, воевал, на фронте командовал батареей «катюш». Мать – учительница, она и отец немного рисовали.

Красота горного Алтая и альбомы с репродукциями картин русских художников Шишкина, Левитана, Айвазовского, Пластова, показанные директором Раздольненской школы, формировали художественный вкус маленького человека...

 В 1970 году окончил Тихоокеанское высшее военно-морское училище имени адмирала Макарова во Владивостоке. Служил на Балтике, дослужился до капитана второго ранга. В 1987 году перешел со строевой должности на преподавательскую работу, тогда же получил от командования военной части мастерскую. Рисовал всегда, но с этого момента серьезнее занялся станковой живописью, посещал изостудию и брал частные уроки.

Любил работать на пленэре, с натуры писал много.

Выставки:

– Выставочный зал «Rigas Modes» (Латвия, Рига), 1989 г.
– «Земля Новоржевская». Выставочный зал Союза художников (Псков), 2005 г.
– «На Земле Псковской». Художественная галерея «Дар» (Псков), 2015 г.
– «Неоконченная работа». Художественная галерея «Дар» (Псков), 2017 г.

Работы находятся в частных коллекциях многочисленных российских и зарубежных городов.
 


Комментарии: 1
Читать Версия для печатиВставить в блогиВ избранное

Комментарии

виктор
11 Августа 2017 - 09:31
Автору большое и сердечное Спасибо за проникновенные слова о хорошем человеке и Художнике!..
Написать комментарий
Ваше имя
Ваш комментарий

Обсуждение ВКонтакте

Обсуждение на Facebook

Модная революция

Хроника дня

добавить на Яндекс добавить на Яндекс


Исключительные права на материалы, размещённые на интернет-сайте www.pravdapskov.ru в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране результатов интеллектуальной деятельности принадлежат ГП "Медиа-холдинг Псковской области" и не подлежат использованию другими лицами в любой форме без письменного разрешения правообладателя. Приобретение авторских прав: i.nazarova@pravdapskov.ru. (8112) 57-33-50