Политика   Экономика   Общество   Культура   Происшествия        

Культура

О чем молчат мужчины

В мир прекрасного – с искусствоведом Ольгой Кошельковой

3 июня 2016 года, 09:37
Выставки сочиняются и делаются галеристами для зрителей, а не для себя, любимых. И если качественный состав публики, на выставку пришедшей, резко меняется, появляется много новых – причем интересных – лиц, понимаешь: попали в десятку! С «Псковскими ершами» именно так и вышло. Рыбалка – тема клёвая, безусловно, но не в ней одной дело. Будучи воистину азартными, рыбаки из самых разных объединений, форумов (хочется сказать – партий) подключились к процессу подготовки. И попробуй теперь не прийти на вернисаж, если сам оказался к этому причастен.
 

Команда «Рыбацкая симфония».

Есть имена, которые давно так жажду вписать в этот текст, аж до зуда в ладонях доходит, настолько искренне и беззаветно эти люди душу и энергию вкладывали в наше общее дело. Они не просто находили и привозили экспонаты, разыскивали нужную информацию, но какие они идеи генерировали – это надо было видеть и слышать! Да и само открытие без них стало бы беднее. Словом, если не назову – себе не прощу: Юрий и Надежда Ивлевы, Игорь и Татьяна Батовы (эти четверо из оргкомитета «Рыбацкой симфонии»), Игорь и Елена Иванюк, Игорь Иванов, Татьяна Самарина, Сергей Петров, Олег Довгий… При этом, обратите внимание, я практически ничего не говорю об авторах выставки (их в списке немного, да и те попали сюда по особым причинам), а лишь о людях, болевших общим делом. Вы бы только видели взрослых, солидных мужчин, тянущих на себе в галерею одни – камни, другие – здоровенные экзотического вида пни и коряги, а  третьи и вовсе – сети… А какие рыболовные снасти у нас на выставке – уже находятся музеи и коллекционеры, нам завидующие. Спецы ходят по залу, цокают языком и просят позволения сфотографировать. Еще фотографируются с «Ершом» и на фоне «Ночного дозора» Игоря Иванюка, с «Герасимом» Александра Павлова (живопись), показывают друг другу и детям «настоящих» хариуса, щуку, окуня (чучела рыб от Игоря Грабенко); у некоторых руки невольно тянутся к крупной деревянной рыбе, несущей в дом достаток, от Натальи Трубиной - словом, не соскучишься с нашими зрителями.

Просматривая кадры видеозаписи, понимаю, что не обманулась в своих впечатлениях: очень много интересных лиц, знакомых и не очень, со многими с удовольствием пообщалась на вернисаже, а с одним из присутствующих договорилась о встрече, во время открытия он, как и я, работал – снимал вместе со своим коллегой фильм.

Всегда интересно общаться с профессионалами. Именно к ним, на мой взгляд, относится Евгений Сумин. Свидетельство высокого уровня его работы - те фильмы и телевизионные проекты, которые он делал (чаще всего – в команде) и отзывы коллег и друзей. Приведу хотя бы один. Даниил Ивлев, молодой талантливый телевизионный оператор (вдвоем с Суминым они работали и на «Ершах»), сказал:

- Евгений – профессионал высочайшего класса. И еще он прирожденный педагог, далеко не каждый способен не просто объяснить самые сложные вещи в своей профессии, но и научить им, а он это может. Как раз мне повезло с учителем на телевидении: пришел после школы на «Телеком» работать оператором и попал к нему. Собственно он и есть мой первый учитель в профессии. Институт был уже позже. Но с Евгением у нас отношения сегодня скорее дружеские, чем просто профессиональные, а товарищ он надежный, и на рыбалке с ним здорово…
 

В институте. Первый курс.

Скромник Даниил только о себе рассказывает скупо. С трудом вытянула из него информацию не только о фильмах «Особенности псковской рыбалки» и прочих из этой серии, что они делают совместно с Суминым, но и о сегодняшнем серьезном проекте, над которым Даниил Ивлев работает в составе команды единомышленников. Они сейчас уже на стадии монтажа презентационного ролика к одному из самых технически сложных художественных фильмов «Салют – 7. История одного подвига». Сам фильм выйдет на экраны в 2017 году. Ребята готовят также ролики для Каннского и Берлинского фестивалей и для «Кинотавра»…

Все, с кем я заговаривала о Сумине, твердили буквально в один голос: «Истинный профессионал. Редкий». Качество его работы сомнению никто не подвергал.    

А зацепила меня фраза Сумина о том, что рыбалка – вид медитативного созерцания. Ну вот, подумала я, человек не просто любит рыбалку, но находит в ней нечто большее, а главное – умеет это формулировать. 

- Откуда у вас, Евгений, такое явное, мягко говоря, неравнодушие к рыбалке?

- Из детства. Родился и вырос в городе Петропавловске, в северном Казахстане. Река Ишим, озера и старицы – маленькие озерца на месте бывшего здесь когда-то русла реки. Вот там и рыбачили.

- С водой все ясно. А любовь к театру? Влияние семьи, педагогов?

- Петропавловск в то время – очень крупный железнодорожный узел, и мой папа, как и большинство горожан, был железнодорожником. А еще он играл на гитаре, и в армии служил в оркестре, играя партию первой трубы (это равноценно первой скрипке в симфоническом оркестре). То самое чувство ритма, которое мне вечно диктует лишние запятые в любом тексте, у меня явно от папы. А театром я увлекся еще в школьные годы настолько, что к моменту окончания специализированной физико-математической школы жил только им, театром, а не учебой вовсе. Играл в народном театре Дома культуры железнодорожников. Собирался поступать в театральный институт в Свердловске, но узнал совершенно случайно о прослушивании у нас в городе для поступления в Алма-атинский театральный. Узнал накануне, всю ночь не спал: наглаживал костюм (вырос на галстуках, костюмчиках) и учил басню. Хватило ума выбрать не слишком избитую – «Лягушка и вол». Когда выскочил на сцену и представился («Сумин Евгений Львович»), увидел смеющуюся женщину. Со стороны ведь я себя тогда слабо представлял – маленького роста (мне было всего 16 лет), взъерошенный, в костюме… Словом, оттарабанил я басню, стихотворение и попал в число тех, кому было рекомендовано приезжать на вступительные экзамены.  А женщина, смеявшаяся в зрительном зале, Татьяна Касымовна Наурызбаева, оказалась впоследствии мастером нашего курса, за 8 лет под ее крылом мы оперились и из желторотых птенцов в кого-то там превратились. Удивительный она человек, колоссальный педагог и мастер, с роскошным чувством юмора и со статью Фаины Раневской. 

Словом, как влетел я тогда в зал, так и дальше понесся. Попал совершенно в другой мир, иную среду. Мне и не снилась такая атмосфера – театральный институт, столичный город. Алма-Ата в то время – еще и столица многих фестивалей, сюда приезжали молодые французские режиссеры, талантливые художники. Мы, студенты, общались с огромным количеством людей, в том числе необычайно ярких. Ценность для культурной среды города – еще и смешение культур. Здесь жили казахи, русские, немцы, корейцы, уйгуры, таджики, узбеки, киргизы, греки. Много смешанных браков, и как следствие – очень красивые девушки на улицах.

- В разговоре мелькали имена ваших однокурсников. О ком-нибудь из них хотели бы рассказать – чем они сегодня занимаются?

- Дмитрий Билов преподает в театральном институте, снимается в кино, выставляется как художник, живет в Кельне. Он при этом еще и писатель, и поэт, и режиссер. Сейчас, кстати, Дима в Алма-Ате ставит спектакль «Дом Бернарды Альбы» в Русском театре драмы им. М.Ю. Лермонтова, 5 июня – премьера.

- А ваш путь – театральный и телевизионно-киношный – из чего складывался? Не верю, что в режиссеры документального кино легко и просто приходят из театральных актеров.

- Сначала действительно все было обыкновенно: служил актером в театре, сначала – в Караганде, позднее – в Омске. Параллельно стал работать на телевидении, смотрел на это просто как на заработок. В Псков приехал, выбрав его просто потому, что в местном театре (академическом!) есть какая-то любопытная «Карусель», и с 1998 года два сезона здесь работал. Но телевидение стало все больше захватывать. Окончательно ушел на «Телеком» в 2000 году. Был ведущим тв-программ, но влезал при этом во все смежные профессии, настолько это оказалось интересным. Именно в это время прошел курс (хотя назвать так реальную ежедневную пахоту с 9 до 21 с бесконечными мастер-классами не слишком верно) школы Познера в Москве. У этой школы была цель – практически обучить всем современным наработкам людей, имеющих опыт работы на телевидении. И цели своей школа успешно добивалась реальной работой с людьми.
 

На соревнованиях.

После этого, вернувшись к привычной работе, поймал себя на том, что давно уже смотрю на мир по-иному, не просто разделяю картинку на аудио- и видеосоставляющие, но как-то хочется ее преобразить, да и в голове у тебя уже звучит нужная для этого плана мелодия… Словом, безумно захотелось снимать. Предложил:

- А давайте снимем кино!

- О чем?

- Да хотя бы о Покровской башне.

Ничего ведь по-настоящему не знали, не умели, но работали взахлеб, кайфовали от настоящей работы и сделали фильм. Он всем понравился, отправили на фестиваль в Ханты-Мансийск, получили награду за сценарий.

Вскоре предложили учиться в московской режиссерской школе «Реальное время». Вот там мне открыли глаза на такие вещи, что, работая на телевидении, сам никогда не увидишь.

- Обучение, как я поняла, было дистанционным. А когда Москва все-таки заполучила режиссера Евгения Сумина в свои объятия?

- После отличной защиты диплома предложили остаться в проекте «Эвакуация» (2005 год - год 60-летия Победы). Снимали четыре фильма об эвакуации в годы войны - интереснейшая тема, прежде практически нетронутая, и я был одним из четырех режиссеров. И тема-то досталась не какая-нибудь далекая - о работниках культуры, «Лауреатник». Лауреатником называли в Алма-Ате дом, в котором жили виднейшие деятели советской культуры в годы войны, в их числе – Сергей Эйзенштейн.
 

Лауреат фестиваля «Золотой бубен».

- В Алма-Ате довелось снова побывать?

-  А как же? Все документально – на воспоминаниях и архивах.

- В Москве надолго задержались?

- На четыре года в результате остался, работал с другими студиями, снимал. Жил этим. Поездил по фестивалям. В принципе, оказалось, что я – неплохой режиссер. На фестивале «Золотой бубен» председатель жюри, кинорежиссер Игорь Шадхан, посмотрев мой фильм «Портрет бакалейщика», сказал: «Оказывается, и в документальном кино существует импрессионизм». 

- Затем, как известно, был новый «Телеком», интересные проекты, псковичи за многими из них внимательно следили и искренне переживали, когда «Телекома» не стало. А чем занимается та команда, заметной частью которой сегодня вы являетесь? Что снимаете и какое место во всем этом занимает рыболовный проект?

- Снимаем практически всё, но продукт о рыбалке получается, по-моему, по-настоящему интересным и востребованным, но он ведь затратный очень…

«А давайте поговорим о рыбалке», - предлагает мне тут режиссер. 

- Да с удовольствием! 

- Для меня очень важна эстетическая составляющая. Честно, не за рыбой езжу. Хотя охотничий инстинкт в нас заложен при рождении, в каждом из мужчин он есть, и все пытаются его удовлетворить. Но тем и хороша рыбалка, что здесь можно удовлетворить параллельно и другие инстинкты – тягу к прекрасному например. У Аксакова получалось. И мы пытаемся. Я не беру с собой фотокамеру, но на телефон снимаю с удовольствием. Мне нравится рыбачить с Олегом Новосёловым, моим земляком (он из Казахстана). Нам с ним есть о чем поговорить и кроме рыбалки. Любим приехать с вечера, чтобы без спешки и чайку попить, и полюбоваться на закат, и прислушаться, как всякая в природе зверушка шебуршит… Клюнет – ловим, не клюнет – любуемся. И вот в таком состоянии медитативного сентиментального созерцания проводим мы и вечер, и утро. Ранним-ранним утром на реке Желче, когда все начинает просыпаться, ты, как часть этой природы, пребываешь в такой благости, в такой гармонии, которая в городе лишь присниться может. По-моему, важно к природе относиться с благодарностью, без хищничества, не хапать. Ну коли не нужна тебе рыбка – отпусти с богом… Элемент медитации в рыбалке, безусловно, присутствует.

- Оказывается, среди рыбаков много не только художников, но и поэтов.

- Это правда. Не все пишут, рисуют, но зато фотографируют многие. Брутальные мужчины не всегда себе признаются, что звенят у них время от времени внутри колокольчики. И потребность творчески высказаться, проявиться, есть у многих из нас.

Долго вылавливала напарника моего собеседника по рыбалке Олега Новосёлова, наконец-таки он появился, и все стало на свои места. Ясно же, почему эти двое с удовольствием выезжают рыбачить вместе, чаще всего, на пару суток и более. У них во многом схожее отношение к миру. Олег, на мое счастье, разговорился. Только что он вернулся с рыболовных соревнований, которые судил, настроение прекрасное, именно в таком благодушном состоянии я его и застала.

- Поговорим для начала о Евгении, а потом и о рыбалке.

- Женя – не просто великолепный собеседник (словесный пинг-понг с ним доставляет удовольствие всегда), но еще и глубокий человек, больше молчит и делает, чем разговоры разговаривает. Хотя наши разговоры – вроде бы обо всем - бывают на удивление продуктивны. Это алхимия какая-то, чрезвычайно дорожу такими отношениями. Ведь рыбалка людей раскрывает очень ярко, обнажает самую что ни на есть сердцевину. Есть  в человеке гнильца – значит, на рыбалке непременно проявится.  Я могу дружить с человеком десяток лет, но через несколько часов рыбалки полностью изменить к нему отношение. Рыбаков всего 4 вида: рыбозаготовители, любители, спортсмены и миросозерцатели. Сама по себе рыбалка – неописуемое, сумасшедшее удовольствие, удовлетворение, а если при этом еще и рыба есть, то это бонус, праздник, перерастающий в карнавал. И само психологическое состояние совершенно расслабленное, открытое для гармоничных моментов. И это – главное.

- То есть состояние окрыленности  совершенно естественное для рыбака? 

- Очень точное слово. В жизни не думал, что это такое окрыляющее занятие. И в то же самое время рыбалка – это тяжелый физический труд. Если необходимо оборудование, то вес его может достигать 120 кг. А каково это – закидать 18 кг прикорма для рыбы на расстояние 80 м от берега, причем сделать это с определенной точностью?

Кстати, о Жене. Он недавно стал вице-чемпионом Пскова по донной удочке. На этих соревнованиях было много именитых спортсменов из СПб, наша команда, тем не менее, выглядела очень достойно. Вклад Жени в победу команды стал очень весомым. Мы были вторыми, но я оцениваю это как победу.

- Что может Евгений из того, чего не умеют другие, вы например?

- Мы сидим на рыбалке практически рядом, но я часто не замечаю ту красоту, те необыкновенные кусочки природы, которые Женя умудряется загнать в объектив фотоаппарата.

- Это художник, наверное?

- Это большой художник!
  Автор: Ольга Кошелькова

  Подпишись на нас в соцсетях

Другие новости:

Русское географическое общество поддержало проект «Псковские храмы в ЮНЕСКО»
Заработала горячая линия Всероссийской переписи населения
Ректор ПсковГУ о победе в программе «Приоритет – 2030»: Мы шли к этому полтора года
Регина Тодоренко и Тимур Родригез снимают новый выпуск «Орла и решки» в Пскове
Антициклон принесёт в Псковскую область бабье лето
Первая сессия Псковского областного Собрания нового созыва состоится 30 сентября
С начала этого года Псковскую область посетили 200 тысяч туристов
100 млн рублей ежегодно будет получать ПсковГУ на реализацию программы развития
Вакантный мандат Псковской гордумы получит сотрудница радиозавода «Плескава»