Политика   Экономика   Общество   Культура   Происшествия        

Культура

Явление первое

С портретов смотрят то туфли, то куры, то козы, а порой – и овощи… Теплый Миша Кант, немного смешной и трогательный Лео Кюллаоц

17 сентября 2015 года, 09:00
Возьму на себя смелость утверждать, что на выставке «Явление первое» будет интересно любому: будь то человек, попавший в галерею с улицы случайно, будь то ценитель с утонченным вкусом. Повезло нам с художниками и на этот раз. Они сочетают в себе, казалось бы, несочетаемые черты: ясность и простоту с одной стороны и присутствие сложнейшего подтекста – с другой. Их живопись и понятная, и требующая размышлений – одновременно.


Итак, псковская художественная галерея «ДАР» 17 сентября открывает занавес: 

На сцене – живопись. Авторы – Мария Турина и Наталия Трубина, художницы, дочь и мать. Основная среда обитания – Санкт-Петербург и деревня Курвица Печорского района Псковской области (примерно по полгода). Род занятий – творчество. Творчество во всем: в живописи, в создании жизненного пространства (деревенский дом их и сад сами по себе – тоже неповторимое творение), в образе жизни.
Неравнодушие – одна из характерных черт Наталии и Марии. Яркий тому пример – созданные Марией Туриной удивительные персонажи с яркими национальными чертами сету для частного этнографического музея Татьяны Огаревой в деревне Сигово. Кто там был, понимает, о чем я: музей, теплый сам по себе, кажется обитаемым благодаря их в нем присутствию.


В городе Пскове это их первая выставка, но уже само название «ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ» обещает, как это принято в классической пьесе, что за первым непременно должны последовать другие явления, другие выставки этих авторов.

Начнем с Марии, пожалуй. С ее работ на нас буквально смотрят то туфли, то куры, то козы, порой – овощи…

– Какие персонажи вам ближе и интереснее всего?

– По натуре я – портретист. У меня и пейзаж одушевленный, и животные принимают почти человеческий облик. Ведь художник всю жизнь пишет что-то одно. Весь вопрос в том – как?

– А присутствие здесь портретов сету, судя по всему, не случайно? По-моему, у вас, Маша, случайного в работах не бывает.

– Сету для меня – олицетворение этого края. Многие из них уже ушли. А я их знала, общалась. И очень хотелось бы оставить о них память, пусть это будут только лица. Главное теперь – не приукрасить и не сделать их конфетными обертками. Пусть будут живыми: теплый Миша Кант, немного смешной и трогательный Лео Кюллаоц.

– Показалось, что портреты эти звучат. Вот Нина Петрова, она, по-вашему, какова?

– Она громкая, сочная, яркая. Женщина из серии «Музы» – такие бабы, так в своем собственном соку сваренные, что ни добавить, ни убавить. Каждая муза чем-то своим заведует (не обязательно поэзией или танцами).


– Все ваши работы хочется разглядывать, но «Микрокосм» (картофелина), по-моему, притягивает все взоры неизменно. 

– Да, картофелина крайне ассоциативна: некоторые видят здесь космическое тело, другие – сердце. Но мне кажется, что это просто целый мир: и жизнь, и рождение (ростки жаждут образовывать новые ростки), и смерть. Интересно смотреть на этот «Микрокосм» глазами как реалиста, так и абстракциониста, и сюрреалиста… Тема поистине неисчерпаемая.

А теперь вопрос Александру Турину. Отец Марии – художник (ну просто ни одного исключения в семье).

– Александр Сергеевич, как бы вы назвали стиль, в котором пишет Мария Турина?

– Я бы назвал его «сюрнатурализмом» или «сюрдокументализмом». Любой предмет или форму она способна наделить неожиданным символическим смыслом.


– И как ей это, по-вашему, удается?

– Вспомним Сергея Курехина с его козой на сцене!  Пока коза на дворе щиплет траву, это коза как коза и ничего более, но вот на сцене, под софитами, на глазах сотен людей, рядом с дурачащимися музыкантами – это совсем другое дело!  В любом движении козы зритель видит свои незамысловатые реакции, видит самого себя!  Корчась и плача от смеха, он получает потрясающе эффективный урок самоиронии.

– Маша, вы как-то сказали о вашем портрете козы, что это – вы сами.

– Ну да, и с курехинской козой здесь прямые связи или ассоциации, если хотите: растерянный художник перед огромным миром. Как себя в нем вести? Возможно ли в нем нормальное, природой предписанное существование?

– И как вы себя ощущаете в Петербурге, а как – в Курице?

– В деревне чувствую себя человеком городским, а в городе – человеком деревенским. Замечаю, приехав в город, что уже успела что-то пропустить, начинаю иногда запутываться. Как в детском стихотворении:

«Курица на улице едва не пропала,
Потому что курица правил не знала».


– Наталия, а вам где лучше пишется: в городе или в деревне?

– В Питере, конечно, пишу больше. Здесь, в деревне, есть много такого, на что отвлекаешься. 
Хорошенькое, доложу вам, отвлечение: бесконечное строительство и устроительство, сад с цветниками и огородом, которые мне кажутся просто прекрасными. Да, чуть не упустила – Наталия по специальности художник по интерьеру (окончила ЛВХПУ им. В. Мухиной).

– Интерьерами занимались? 

– Недолго. Увлеклась ювелирным фарфором. Сама изобрела технику (тонкие белые рельефы на цветной фарфоровой массе по типу веджвудского фарфора), защищалась с этой темой.

– Можно ли где-нибудь эти работы увидеть?

– В музее Сергиева Посада.


– А что предпочитаете в живописи – пейзажи, портреты или?..


–  Мне не нравится однообразие, могу быстро переключаться как с жанра на жанр (обнаженная натура, натюрморт, портрет), так и стили люблю менять – интересно писать по-разному.

– Когда видите свои работы прежних лет, какое чувство посещает?

– Чаще – удовлетворение. Если вижу, к примеру, что работа привносит в интерьер атмосферу, значит – получилось. 

Вот что значит, если интерьер – твоя профессия. Наталия крайне редко говорит о том, что ее работы охотно покупаются, особенно во Франции. Мария эту тему тоже замалчивает. Но мы-то знаем, что на их общем счету уже просто немыслимое количество прекрасных выставок (у одной только Маши их было больше шестидесяти).

Некоторые из приходящих к нам зрителей любят, чтобы им объяснили – почему художник пишет так, а не иначе. Для разъяснений  дадим слово одному из авторов – Марии. 


– Когда зрители, ожидавшие увидеть на выставке красивые букеты, спрашивали, почему я пишу такие странные вещи, я разводила руками, но объяснить толком ничего не могла! 


Это продолжалось, пока я, наконец, не взяла лист бумаги и не написала: 

«ПОЧЕМУ Я ПИШУ СТРАННЫЕ ВЕЩИ

(Объяснительная записка)

Дорогие зрители – любители живописи!

Спасибо Вам огромное, что пришли на мою выставку! 

Отвечаю на Ваш вопрос! 

Я решительно ничего не имею против картин с красивыми букетами, но почему-то мое сердце сжимается при виде вконец изношенной детской туфельки, проросшая картофелина кажется небесным телом, а сморщенное яблоко необъяснимым образом вызывает горькую жалость по безвозвратно уходящей жизни!  

И я ничего не могу с собой поделать! Именно это я и пишу!

Мне кажется, что подобные мистические трансформации из года в год, из века в век происходили в сознании художников, ищущих новую красоту в искусстве, а уже от них современники узнавали, что есть истинная красота и правда их жизни! 

Видимо, этот взаимный поиск не обошел стороной и меня!

Только этим поиском, дорогие мои зрители, и объясняется кажущаяся странность моих сюжетов! 
И не странность это вовсе, а скорее непривычность!  

Просто я ищу красоту, не всем еще знакомую!

С искренним почтением, художница Мария ТУРИНА»


  Подпишись на нас в соцсетях

Другие новости:

Антициклон принесёт в Псковскую область бабье лето
Первая сессия Псковского областного Собрания нового созыва состоится 30 сентября
С начала этого года Псковскую область посетили 200 тысяч туристов
100 млн рублей ежегодно будет получать ПсковГУ на реализацию программы развития
Вакантный мандат Псковской гордумы получит сотрудница радиозавода «Плескава»
Концерт шансонье Артура Руденко пройдет в Пскове 28 сентября
ПАИ обогнало конкурентов по цитируемости в два раза
В Пскове с 1 октября изменится расписание движения автобусов
26 человек пострадали в ДТП в Псковской области за прошедшую неделю