1 Сентября 2016
Псков
+19 .. +21 °C
Великие Луки
..  °C
64.907   -0.174
72.501   -0.2983

Юрий Демьяненко: Российский федерализм и демократия по-украински

14 Августа 2014 - 09:00
Главная → Заметки → Политика
Ректор Псковского государственного университета, – о политике и сегодняшней Украине
Юрий Анатольевич Демьяненко, кандидат социологических наук, доцент кафедры государственного и муниципального управления, ректор Псковского государственного университета, – о политике, о сегодняшней Украине и о том, как события в этой некогда одной из самых близких нам по духу славянских земель повлияли на ситуацию не только в южных регионах России, но даже в Псковской области.

– За прошедшее столетие Россия, как никакая другая страна, пережила несколько коренных изменений в форме государственного устройства, ряд реформ административно-территориального и местного самоуправления. Одним из самых серьезных стало образование в ее составе, совсем недавно, двух новых субъектов Федерации (Республика Крым, Севастополь) и нового федерального округа (Крымский федеральный округ). 

– Юрий Анатольевич, скажите, пожалуйста, что же стало, по вашему мнению, первопричиной территориального расширения России: защита русскоязычного населения на Крымском полуострове или же защита национальных и геополитических интересов Российской Федерации?

– Очень хорошо, что мы начали разговор с недавних событий в Крыму, потому что вся сегодняшняя политическая ситуация в Европе не может рассматриваться в отрыве от этого события.

 Ситуация на юго-востоке Украины, самопровозглашение Донецкой и Луганской народных республик, трагедия с малайзийским лайнером отодвинули на второй план поистине эпохальное событие, произошедшее на наших глазах, событие, которое перекроило наконец в пользу России геополитическую карту Черноморского региона, сыграло заметную роль во всех последовавших за этим событиях.

С одной стороны, это даже хорошо, что для крымчан появилась пауза для того, чтобы заняться текущими делами по устройству своего региона. А о том, что таких дел невпроворот, думаю,  никто не будет спорить. Но с другой стороны, произошедшая региональная трансформация, продемонстрировавшая жизнеспособность федеративных основ российской государственности, продемонстрировавшая мировому сообществу возможности бескровных глобальных геополитических преобразований по воле народа, не получила достойной оценки и освещения как российских политиков (они сейчас заняты гражданской войной на Украине), так и их коллег за рубежом.

Все, что мы слышим из-за рубежа от тех политологов, кто просто обязаны беспристрастно оценить и публично представить это событие, почему-то крайне негативное, безумное соревнование друг с другом в количестве грязи, вылитой на Россию и ее руководство.

Хотя если быть до конца справедливым, то могу сказать, что естьи иная точка зрения. К сожалению, это мнение тонет в потоке заказной лжи. В подтверждение сказанного могу добавить, что, присутствуя на 1 съезде политологов России, который проходил в Суздале 1-3 июля, где помимо российских политологов были представители еще 23 стран, мне довелось слышать вполне вменяемые, взвешенные выступления коллег, которые объективно и адекватно оценивают ситуацию на Украине и в частности в Крыму. К примеру, такой точки зрения придерживается довольно серьезный авторитет в области политологии профессор из Канады Петр Деткевич, и он не один.

Возвращаясь к сути заданного вами вопроса, могу сказать, что в идеале само по себе территориальное устройство государства и его внутренняя структура должны являться продуктом длительной исторической эволюции, отражать весь спектр национальных, социально-экономических, культурных и т.д. особенностей данного государства. В таком случае образующие его административно-территориальные единицы будут отличаться большей устойчивостью с точки зрения их конфигурации, границ, институционального дизайна, места и роли в общенациональном пространстве, а сама логика структурирования этого пространства – большей строгостью и выверенностью. Соответственно, любые преобразования территориального устройства будут носить характер целенаправленных политических мероприятий, вписываться в систему общезначимых национальных приоритетов.

Однако на практике трансформации территориального устройства государства в целом и его отдельных элементов в частности осуществляются далеко не всегда планомерно и стратегически продуманно, как правило, являясь реакцией (чаще всего запоздалой) на вновь возникшие внутренние или внешние вызовы, представляя собой меры оперативной политики, а то и вовсе воплощение субъективной воли политических элит и отдельных лидеров.

В случае с Крымским полуостровом я бы сказал, что как минимум три аспекта сыграли ключевое значение в расширении территориальных границ России. Во-первых, как вы правильно заметили, это систематическое «гнобение», геноцид русскоязычного населения на Украине. И как закономерный итог этого – беспредел, сложившийся после Евромайдана, что едва ли укладывается в голове здравомыслящего человека. Россия уже не могла молчать, были задеты национальные интересы и национальная гордость русского человека. Во-вторых, и это тоже очевидно, защита территориальных границ России на Черном море. Мы не могли допустить натовских моряков на набережные Севастополя, это было бы равносильно «государственному самоубийству». В-третьих, обратите внимание, как консолидировалось российское общество в тяжелые времена в Крыму, как сопереживало оно его населению и как поддерживало. Крымский полуостров и образование в составе России двух новых субъектов Федерации стали новой идейной конструкцией общенационального единения, имеющей реальные возможности к дальнейшей концептуализации. 

– Юрий Анатольевич, вы хотите сказать, что это может стать новой национальной идеей России, которая кроется в территориальном расширении ее границ и могуществе в мировом сообществе?

– Нет, я считаю, что проблема идейной консолидации общероссийской нации не может рассматриваться так узко. Территориальное расширение границ России еще не может быть показателем зрелости национального скрепа государственности. Скорее, сегодня можно вести речь о том, что в российском обществе в целом, а не только в высших эшелонах власти, сложилось понимание украинской трагедии, и люди действительно сопереживают случившемуся. 

Вместе с тем уже можно говорить о некоторых проростках общенациональной идентификации россиян, когда ни пресловутая «демократия» западного образца, ни «институты гражданского общества», навязываемые извне, не могут решить исход украинского политического кризиса. А российская душа, она всегда тяготеет к сопереживанию и может прочувствовать на себе те невзгоды, которые выпали на долю наших собратьев. Это, если хотите, генетика русского человека; сопереживание есть неотъемлемая черта нашего духовного величия.

– Юрий Анатольевич, а вы, похоже, по своей природной натуре еще и философ.

– Да нет, просто пытаюсь мыслить,  непредвзято оценивать сложившуюся ситуацию, строить прогнозы. А если серьезно, то на украинскую проблематику без доли сарказма не взглянешь. Те преобразования, которые происходят сегодня на Украине, даже с избранием легитимного главы государства, едва ли можно назвать продуманными или стратегически выверенными. Это касается и территориального управления регионами Украины. 

У меня создается впечатление, что украинские лидеры поставили перед собой цель убрать 
с политической карты мира суверенную страну – Украину. Благо примеры такие есть в недавнем прошлом: исчезновение СССР, Чехословакии, Албании, ГДР и некоторых других стран, и все это в центре Европы, причем не без участия лидеров этих некогда суверенных государств.

– Юрий Анатольевич, а существуют ли какие-нибудь механизмы оптимизации территориального устройства современных государств для того, чтобы не повторять «украинский сценарий»? 

– Основными механизмами оптимизации территориального устройства, его адаптации к новым реалиям являются увеличение (разукрупнение, дробление) или уменьшение (укрупнение, объединение) числа территориальных единиц в государстве путем либо присоединения к одним единицам отдельных частей или целых соседних единиц, либо передачи единицей участков своей территории соседним единицам. Понятно, что вопросы оптимальности таких преобразований сегодняшней России для сохранения устойчивости территориального устройства нашего государства в текущий момент и в обозримой перспективе либо не поднимаются вовсе, либо оказываются на периферии политического дискурса.

– Сегодня до сих пор остается до конца непонятным, как возникновение в составе России двух новых субъектов Федерации и одного федерального округа скажется на социально-политической, экономической оптимальности и стабильности территориального устройства страны.

– Ну почему же непонятным? Начнем с глобальных выгод. В политической ценности Крымского полуострова сомнений нет никаких: не секрет, что на протяжении многих веков он позволял владеющей им державе контролировать Черное море и весь окружающий его регион. Конечно, при современных методах ведениях боевых действий определяющая роль геополитического расположения полуострова несколько утрачена, но все же остается одним из ключевых факторов военной стратегии. Уверенность в сохранении севастопольской военно-морской базы (уже не на условиях аренды у другого государства) позволит России модернизировать и усилить Черноморский флот, превратив его из исторической реликвии в стратегически важное соединение. Не говоря уже об экономии средств, которые пришлось бы вкладывать в расширение альтернативной базы в Новороссийске (кстати, далеко не лучшем месте для размещения подобного объекта).

С чисто экономической точки зрения Крым – довольно важный региональный транспортный перекресток: испокон веков через него проходили торговые маршруты между Европой и Азией. Сегодня он тоже может и должен играть роль транспортного узла. Кроме того, шельф полуострова содержит определенные (конечно, скромные по российским меркам) запасы углеводородов. Здесь замечательные возможности для развития сельского хозяйства: растет буквально все, если наладить систему мелиорации. Но главное хозяйственное достоинство полуострова – его рекреационный потенциал: целебное сочетание морского, горного и степного воздуха, дружелюбное море, исторические достопримечательности.

 И наконец, возвращение Крыма создало чрезвычайно важный прецедент: Россия взяла на себя роль объединителя славянских культур, «собирателя земель» после длительного периода их утраты. Прошу только не понимать это примитивно, как присоединение части территорий других государств. Термин «собиратель земель» я трактую, прежде всего, как объединение духовное, культурное, этническое и, в конце концов, историческое. Общее славянское пространство – вот что главное, а не границы государства. Причем это происходит в условиях, когда на Западе активно расширяется «либеральная империя» под названием Евросоюз. Она весьма агрессивно навязывает в своих новых владениях собственные законы, экономические модели (нередко разрушающие весь местный уклад) и нравственно-культурные установки (далеко не бесспорные). ЕС, расширяясь, уже давно вторгся на нашу «цивилизационную территорию». А крымский прецедент показал, что существует альтернатива вступлению в Евросоюз для отдельно взятого региона. Именно поэтому прозападные силы на Украине пришли в такую ярость, а в Европе, похоже, политики отныне будут отделять термин народного волеизъявления от понятия «демократия».

 США и ЕС ввели персональные санкции в отношении ряда российских политиков и бизнесменов. Понятно, что это не серьезно в отношении самодостаточных людей, которые сами решают, где, когда и с какой целью им быть, разумеется, не спрашивая разрешения у чужого дяди. Ну а если их желания будут расходиться с сегодняшними возможностями (введение персональных санкций), то, на мой взгляд, для этих людей подобная ситуация как соринка в глазу – если чему-то и мешает, то только комфортности зрения, не препятствуя созерцанию окружающей действительности. Для отдельных банков, на мой взгляд, введенные ограничения вообще стали настоящей промоакцией. Да, список «мишеней» расширяется и уже затрагивает целые отрасли и крупные компании, и прежде всего их финансовые активы. Но именно масштаб этих средств не позволяет их тронуть по «полной программе»: это была бы уже слишком серьезная игра. Так недолго спровоцировать и кризис доллара, и обвал рынков (фондового, недвижимости), и, наконец, ответные меры России – она тоже может заморозить многомиллиардные инвестиции зарубежных компаний. Да, США запретили экспорт в РФ товаров двойного назначения, но ничего незаменимого среди них нет. Даже если представить себе, что США запретят поставку всех высокотехнологичных товаров, это будет не смертельно, поскольку практически все то же самое можно купить в других странах, к примеру в Китае. Да, теоретически Visa и MasterCard могут устроить неприятности российским держателям денег на «пластике». Но эта проблема решается довольно быстро: в течение года должна быть создана национальная платежная система (Путин уже обсудил этот проект с главой Сбербанка Грефом). Да, могут быть понижены различные рейтинги России (кредитный, инвестиционный и тому подобные). Но и это терпимо: серьезных партнеров рейтингами не испугаешь. А вот коварными могут стать негласные санкции, а именно – давление Брюсселя и Вашингтона на западный бизнес, с тем чтобы инвесторы, торговые партнеры и банки сворачивали свои дела с Россией. Иногда это чисто политическое давление, иногда – административное: различные проверки, дополнительные требования. Есть еще один аспект – назовем его обывательским. За последние годы население нашей страны привыкло к доступности западных товаров (от продуктов до недвижимости) и услуг. Выросло целое поколение, которое не представляет себе жизни без этих, так называемых благ – западная культура, роскошные автомобили, одежда, возможность выезда за границу на отдых, работу или учебу и т.д. Лишение этого всего в одночасье может стать, пожалуй, миной замедленного действия, которая в «умелых руках» способна привести к определенным политическим последствиям, вплоть до «оранжевых» выступлений уже в нашей стране. Вот это, на мой взгляд, главная цель введения санкций. Вот чего нельзя допустить в принципе.

Однако усилившаяся в последние годы взаимозависимость экономик России и Запада уже такова, что любые санкции против нас автоматически ударят и по Европе, да и по всему миру. Лучше всего это понимают зарубежные деловые круги – именно они выступают наиболее последовательными противниками санкций и стремятся образумить свои правительства. Отказаться от идеи санкций призывают такие авторитетные предпринимательские объединения, как Восточный комитет германской экономики, Германо-российская внешнеторговая палата, Американо-российский деловой совет, а также гиганты вроде PepsiCo, General Electric, Ford, Boeing, RWE, E.ON, ENI и другие. И если для американской экономики Россия имеет все же третьестепенное значение, то для Европы она – один из важнейших рынков и самый доступный кладезь ресурсов, опора на которые может сделать ЕС самым мощным игроком мировой арены. Именно поэтому Соединенным Штатам выгодно ссорить Евросоюз с Россией, и это неплохо удается. Доходит до абсурда: о необходимости санкций всерьез рассуждают страны, полностью зависящие от поставок российских энергоресурсов – вроде бывших прибалтийских республик, ныне суверенных государств. Да и в целом энергосистема ЕС зависит от российского газа и нефти более чем на четверть. Можно ли в этих условиях ссориться с Москвой? В одночасье найти «на стороне» такие объемы энергоресурсов (да еще по более-менее приемлемым ценам) – нереально. 

В этой связи считаю, что высказывания западных политиков в наш адрес в случае с «крымским вопросом» неуместны и безосновательны. Это вопрос уже решенный, и его надо принять как некий уже свершившийся факт. Зачем сейчас «сотрясать воздух», когда территориальный процесс законодательно, да и социально обоснован, оправдан и аргументирован? Теперь нашим западным коллегам только и остается, что санкционно угрожать России. Да и то не все из них готовы вот так голословно бросаться мерами-санкциями, поскольку знают закон «бумеранга», тем более в современном глобализирующемся мире. Не стоит забывать, что экономические проекты России и Европы (в отличие от России и США) – это многомиллиардные вливания и инвестиции. И думается, что Европа это понимает. В то же время они не могут поддержать российскую сторону, опасаясь гнева Атлантического альянса. Вот и приходится, как говорится, быть между «двух огней».

– Юрий Анатольевич, так вы считаете, что все эти санкции носят лишь декларативный ход? 

– Очевидно, что многие санкции, которые будут апробированы в отношении к российской стороне, – во многом это декларативный ход, чтобы показать другим, что они поддерживают ту, дескать, принципиальную позицию по Крыму. И составление различного рода списков, перетаскивание в него различных людей как раз об этом свидетельствует. Каких-то глобальных потрясений ждать не придется, мы как жили в лоне своей страны со своими социально-экономическими интересами, так и будем жить. Хотя, понятно, что радости от таких взаимоотношений мало.

Последствия, конечно же, будут, но скорее в геополитическом плане. Оттого что Европа на нас «обижается», мы не перестаем быть успешным и промышленно богатым государством. Мы просто немного пересмотрим своих экономических партнеров и будем ориентироваться на Восток. Но и от западного сотрудничества мы тоже ведь не отказываемся. Если Запад все же решит радикализировать санкции в отношении России, то он будет страдать в первую очередь. Боюсь, что радикализация санкций приведет к возникновению «европейского коллапса», и греческий сценарий может прокатиться по остальным странам Запада. Для США подобное стечение обстоятельств тоже будет в перспективе невыгодно. Поскольку «брожение» и недовольства в Европе нанесут урон не только евро, но и затронут доллар. Мы же в свою очередь (что, собственно, сегодня и делаем в отношениях с Китаем) перейдем на двухсторонние валютные эквиваленты.

Ответная реакция в сложившихся условиях может быть только одна – это «зеркальная» информационная политика, т.е. как «с нами», так и «мы с ними». Возможное закрытие посольств недружественных нам государств, составление списков «невъездных» чиновников, сокращение вооруженного и экономического сотрудничества по отдельным вопросам и т.д. Мы ведь тоже все это можем. Пока здравомыслие не восторжествует у наших коллег за рубежом. Но только здесь очень важно – не перегибать палку и не наломать дров. Пока не было введено каких-либо радикальных санкций, которые бы поставили наши государства в «точку невозврата». В любом случае при сложившемся стечении обстоятельств «крымский вопрос» принял стадию локализации. Сегодня нужна новая сенсация, способная обратить на себя международное внимание. Учитывая современную политику самоназвавшейся власти на Украине, сенсации ждать не придется. Считаю, что кризис в украинской политической системе не преодолен и только набирает свои обороты. Да и ждать от действующей власти на Украине можно чего угодно. Для них выход – это осознать и смириться с крымским присоединением к России. А если США будет спокойнее, пусть, как и хотели, включают Украину в НАТО, ЕС... да куда хотят, хоть в космическую организацию межпланетарного или какого-либо галактического значения, это их выбор. А Россия, как никто, умеет уважать мнение и справедливые позиции своих коллег, но делать соответствующие выводы.

– Юрий Анатольевич, возможны ли проекции украинских событий на приграничные субъекты Российской Федерации? 

К которым, кстати, относится и Псковская область.

– Уверен, что проекция «украинского сценария» для российских регионов маловероятна. Политика, проводимая федеральными, региональными и местными властями, по своей сути непротиворечива. У нас один вектор социально-политического, экономического и духовного развития. В России отсутствует фашистская идеология не только как элемент государственной политики, но даже как элемент системной оппозиции, отсутствуют неонацистские структурные формирования, готовые по первому свисту брать в руки оружие и организовывать «Майдан». Ну и конечно, популярность нашего президента самая высокая за последние 20 лет, а он, как известно, гарант Конституции. 

Конечно же, это не может и не должно нас успокаивать. Мы живем в постоянно меняющемся мире, в мире, где погоду во многом определяют ангажированные (а много ли других?) средства массовой информации. Без сомнения, идет информационная война, где победитель вряд ли может быть в принципе. Поэтому и порох надо держать сухим и «ухо востро».  Безусловно, Псковская область – это уникальный регион, исторически призванный во многом определять градус державности нашей страны, вектор развития ее федерализма, регион, который вносит заметную лепту в становлении российской государственности. И прошедшие два десятилетия постсоветского периода только подтверждают мои слова. И в политическом плане (несмотря на присутствие в области активных оппозиционных политических сил), и в социальном, и в плане защиты рубежей Отечества Псковщина – это стабильный регион, опора нынешней федеральной власти. И делают его таким люди, живущие здесь: разных политических убеждений, принадлежащие к разным социальным слоям, разных возрастов и способностей, но одинаково преданные своей Родине, всегда готовые, как это было многие века подряд, встать на защиту земли Русской.

– Раз мы заговорили о региональной политике, хотелось бы услышать ваше мнение еще по вопросу предстоящих выборов губернатора Псковской области, которые должны пройти в Единый день голосования 14 сентября 2014 года.

– Ну что я могу сказать. Региональная команда областных управленцев у нас высокопрофессиональная и, что очень важно, амбициозная.

Если говорить о результатах предстоящих выборов, то я не Глоба или Нострадамус, чтобы делать подобные заявления. Могу лишь поделиться своими впечатлениями – жителя Псковской области. И они у меня всегда оптимистичны. 

Комментарии: 2
Читать Версия для печатиВставить в блогиВ избранное

Комментарии

Анонимный
24 Августа 2014 - 19:24
Много текста, мало правды
UZBEK
16 Октября 2014 - 09:24
YA ob'ezdil za 14 let vse stranyi MIRA, obshalsya so vsemi predstavitelyami sosloviya obshestva. Prezidenta ROSSII Vladimira Putina, vse bez isklyucheniya UVAZHAYUT i LYUBYAT.
Написать комментарий
Ваше имя
Ваш комментарий

Обсуждение ВКонтакте

Обсуждение на Facebook

Модная революция

Хроника дня

добавить на Яндекс добавить на Яндекс


Исключительные права на материалы, размещённые на интернет-сайте www.pravdapskov.ru в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране результатов интеллектуальной деятельности принадлежат ГП "Медиа-холдинг Псковской области" и не подлежат использованию другими лицами в любой форме без письменного разрешения правообладателя. Приобретение авторских прав: i.nazarova@pravdapskov.ru. (8112) 57-33-50