Политика   Экономика   Общество   Культура   Происшествия        

Истории

125 граммов хлеба и вода из Невы

Жительница Струг-Красных Надежда Цветкова блокаду Ленинграда не забудет никогда

22 апреля 2010 года, 10:31

Надежда Ивановна Цветкова – блокадница Ленинграда, ветеран труда и ветеран Великой Отечественной войны. 53 года она проработала в органах юстиции, из них 46 лет была судебным исполнителем. В Стругах-Красных ее хорошо знают и уважают. Сейчас ей 85 лет.

Биография Надежды Ивановны имеет один чрезвычайно интересный поворот. Только через 60 лет после снятия блокады она смогла добиться торжества справедливости лично для себя — и получить (пусть и по почте!) медаль «За оборону Ленинграда».

Вот что вспоминает она о тех годах.

 

22 июня заболел зуб

– В 1940-м году я поступила в Ленинграде в юридическую школу. Год проучилась. Как раз 22 июня у меня заболел зуб. Я пошла в поликлинику на Карла Маркса, мне его вытащили. Иду – а везде шум: «Молотов будет говорить...» Оказалось, война...

Нас всех, учащихся юршколы, отправили под Кингисепп на окопы.

Когда с окопов вернулись, я, может быть, смогла бы еще уехать домой. Но поезда ходили только до Луги. Одна моя подруга не побоялась и поехала. А я испугалась и осталась.

К сентябрю фронт приблизился к Ленинграду. Немцы оказались в нескольких километрах от города.

Помню, мы несколько дней сидели в подвале дома в Клиново – это такой поселок от Кировского завода. Я до войны жила с мамиными сестрами. Одна моя тетя уехала 30 июня, а другая осталась, работала на Кировском заводе. И вот мы сидим всем домом в подвале. У хозяек какие-то припасы были, так что не голодаем. Наверху артиллерия бьет, самолеты бомбят. Страшно высунуться. Дом, в котором мы жили, трехэтажный, стоял на небольшой горке. Их рядом было шесть. Как нам потом объяснили, эти дома при артобстреле служили врагу хорошим ориентиром. И их пришли взрывать. Ночью. Солдаты зашли в подвал. И тут заплакал ребенок. Они посветили – а в подвале весь дом!

И вот нас всех ночью гужом отправили до Автово. Проверяли долго. Потом распределили по адресам. Карточки дали. Прописывали тогда только на три месяца. Помню, я была сначала прописана по Гражданской улице, потом – по Майорова. Взяли на работу. Я стала каменщиком. Из бомбоубежища делали газоубежище, я раскладывала кирпичи.

В начале сентября в городе сгорели Бадаевские продуктовые склады. Все запасы продовольствия пропали. После этого и ввели карточки. А кольцо вокруг города уже сомкнулось.

 

Мы ели торф с землей

Что мы только не пробовали! Кору с деревьев счищали, варили. Столярный клей ели – до сих пор не пойму, как все не склеилось? Его водой разводили, перец и лавровый лист добавляли, этого было в достатке почему-то, и варили. Холодец очень вкусный получался. Потом, помню, ели торф. Кто придумал легенду, не знаю, но объясняли нам, что под Ленинградом фермер, как сейчас сказали бы, продает творог. Пакетик странного вида мы покупали за 10 рублей. Разогревали, а там оказывался просто перегной, торф с землей. Но мы и это ели!

В самом Ленинграде, помню, цветочный магазин возле Технологического института разбомбили. А в нем было много семян свеклы, моркови. Мы их тоже ели. Это было осенью.

 

Тела во льду

 По ночам приходилось гасить «зажигалки». Сейчас по лестнице не могу пройти, а тогда по крышам ходила и не боялась. Летит самолет, и из него сыпется туча. Мы с девчонками на крыше к трубе прижмемся и ждем. Самолеты пролетят, насыпят, а мы ждем. Из бомб какая-то взрывается, какая-то не взрывается. И вот мы ходим по крыше и сбрасываем бомбы вниз. Для этого нам клещи специальные были даны.

Осенью нас всех отправили в Левашово, на аэродром. Он был разбит совсем, мы его разбирали. Там стало легче. Нам давали 300 граммов хлеба в день. Мы брали хвою с елок, заливали водой из талого снега, кипятили это все на печурке в землянке, туда крошили хлеб. Это был суп, который нам позволил выжить. Конечно, мы съедали всю порцию за один раз. А потом сутки ничего не ели.

 Из Левашово нас в январе 1942-го перевели в город.

Помню, мы скалывали лед. Он был высокий очень в ту зиму. Один раз нам попалось во льду вмерзшее тело женщины, на котором были отрезаны обе груди. Тело находилось в вертикальном положении, будто она замерзла стоя. Я на тот участок больше не пошла, хотя нас гнали.

 

Расстрел за платочки

 Кончилась зима, и нас послали копать грядки. Мы ездили трамваем от Финляндского вокзала. Было даже интересно. Потом пригрело солнце, по помойкам пошла лебеда, и стало не так страшно. Есть хотелось постоянно, но мы к этому привыкли. В сентябре я упала днем и не могла встать. Меня отправили в госпиталь на Гражданской. К этому времени на карточки давали уже 250 граммов хлеба и иногда 100 граммов конфет. Но нам казалось, что мы можем съесть вагон.

А вскоре таких, как я, эвакуировали. И вторую часть войны я провела в Новосибирске. Мы работали на военном предприятии, шили погоны, чинили одежду. Там я впервые в жизни украла. У меня был на голове репсовый платочек. Но в Сибири морозы! А нам в цех принесли одеяло с маленькой дырочкой. Мы с девчонками взяли и разрезали его на четыре платка. И, довольные, дружно пошли через проходную! Нас, конечно, задержали и вернули. Тут мы испугались не на шутку. Тогда за катушку ниток могли посадить, все про 62-ю статью слышали, а уж за одеяло могли и расстрелять. Нас сильно поругали, но к стенке не поставили. Пожалели. И для меня это был урок на всю жизнь.

 

Сейчас некоторые говорят: подумаешь, блокада... Мне хочется некоторым чиновникам сказать: «Вас бы туда на месяц! Блокада в первую зиму - это 125 граммов хлеба и вода грязная из Невы. Тебя шатает, а еще работать надо».

 

 



  Подпишись на нас в соцсетях

Другие новости:

Росгвардия приглашает псковичей на службу в Чечню
В Пскове почтили память десантников 6-й роты
Жительница Невеля фиктивно зарегистрировала белоруса
94 новых случая коронавируса выявлено в Псковской области за сутки
16 тысяч жителей Псковской области получили первый компонент вакцины от COVID-19
Более 4 тысяч обращений поступило в информационный центр Псковской инфекционной больницы
В сфере торговли Псковской области фиксируются нарушения противовирусной безопасности
Автомобиль провалился под лед в Печорском районе
Уголовная ответственность грозит задержанному в Пскове нетрезвому водителю