Политика   Экономика   Общество   Культура   Происшествия        

Истории

Человек с Талабских островов

У него была настоящая малая родина, научившая жить, любить и достигать

14 апреля 2010 года, 18:57

Досье «ПП»

Федор Георгиевич Кочевин, директор инженерной компании, по специальности – инженер-электрик, по призванию – программист. Образование – Ленинградский политехнический институт. Родился на острове Залита Псковского района. С детства увлекался историей архипелага. Написал книгу «Талавск». Картины Кочевина выставляла галерея «Герцена, 6». Женат.

­­­­

Пространство – это небо. Небо – это пространство

По периметру огромного кабинета вдоль стен стоят картины. Окна на остров Залита, в которых живет озеро и живет небо над ним. Никакого 3D не нужно. Достаточно солнечного луча, чтобы все стало настоящим.

Эту живопись невозможно назвать хобби. Хобби – это так: прицелился кисточкой, понюхал масляные краски, полюбовался на себя перед мольбертом. Ну, на 8 Марта жене абстракцию собственного сочинения преподнес. Здесь другое. Холсты, пропитанные легендами Талабских островов, – история, написанная впечатлениями и особой, эксклюзивной методикой, разработать которую мог только человек, скроенный по формуле «физик плюс лирик».

– Градиентные поля цвета создают на холсте свет, то есть пространство, – чуть нахмурившись объясняет он. Из моего физматовского диплома вылезает определение градиента. Частично.

– На каждой картине есть свой источник света, – у полукруглого окна одна за другой появляются картины. Да, все так и есть – они светятся. Даже сегодня, в хмурый день.

Вихревые воронки неба, обрывающаяся вниз, под картину, толща воды, облака, падающие или выстилающие дороги наверх, необыкновенные закаты. Кочевин видел это гораздо больше, чем сто раз. Каждый день своего детства на острове Залита. Это даже не малая родина. Это дом. 

– Своеобразный мир, принципиально отличавшийся от всех других. Люди еще недавно жили по своему особому укладу. По легенде, эту конституцию островов написал Досифей Верхнеостровский в XV веке.

Замкнутость жителям островов не мешала?

– Замкнутость в городе ощущается гораздо ощутимее. В квартире многоэтажки мы запираемся и не знаем в лицо соседей. Думаю, замкнутость можно определить количеством замков. У нас на острове их было штук пять. Будучи детьми, мы с интересом разглядывали их как нечто диковинное. Две с половиной тысячи жителей, больше трехсот семей, не запирали свои дома, и никто чужого не брал. Мой дед Иван Иванович работал в магазине и, уходя, закрывал его на щеколду. Только на ночь вешал нарочный замок с контрольной бумажкой. Так что остров с его культурой, порядками и отношениями был для нас открытым пространством.

Это пространство, окружающее его озеро, укрывающее его небо остались самым значимым впечатлением.

– Сейчас, спустя годы, я осознаю, насколько чистой и гармоничной была та среда обитания. Никогда не видели мусора на берегах, пили воду прямо из озера…

А зимы какие были! Улицы заносило до высоченных сугробов, в которых ребятня прокапывала ходы чуть ли не в человеческий рост и пряталась в снежных лабиринтах.

– Самым же впечатляющим и страшным зрелищем на островах был для меня весенний ледоход. Края льда от берегов подтаивают, потом ветер начинает двигать ледяной массив туда-сюда, и в какой-то момент громадная масса отрывается и идет на острова. Как правило, движение происходит с северной стороны острова, где высокие берега. Но году, по-моему, в шестидесятом, когда я был совсем маленьким, лед шел с юга, на пологий берег, и едва не снес первую линию домов. По льду можно было ходить и заглядывать в трубы…

Островные ураганы – зрелище не менее редкое и впечатляющее. Особого вреда они не наносят, зато все до пылинки выметают. Однажды ветер был такой силы, что над островом стало темно, озерная вода летела вперемешку с песком. Вообще же ветер рыбакам нужен больше, чем марево (по-талабски – мареванна). Иногда штиль длится очень долго. И на острове становится так тихо, что слышны взмахи крыльев чаек. Рыба ловится хуже, да и вообще скучно.

И все это: и тишь, и гладь, и лед – в живописи нашего героя.

А рисовать вы когда начали?

– Рисовать я никогда не начал, так и не научился. А живописью стал заниматься в начале семидесятых, когда на островах появился Петр Павлович Оссовский (народный художник СССР, член Академии художеств России. Ред.). Он стал хорошим знакомым моих родителей, часто бывал у нас дома. Насмотревшись на его действительно высокое мастерство, я начал портить холсты, которые делал из мешковины.

«Берете холст, кисти и номинальное количество красок. И начинаете мазать до тех пор, пока не получится небо» – рецепт создания градиентных полей от Федора Кочевина. Поиски алгоритма заняли пятнадцать лет. Профессиональные художники всматриваются. Искусствоведы восхищаются.

 

Романтика миллионера

Он – человек без апломба. Хотя и рос в первой семье острова. Рыболовецкий колхоз имени Залита возглавляли и мама Татьяна Ивановна, и с шестидесятых, на целых тридцать лет, – отец Юрий Иванович. О колхозе-миллионере, с третью всего вылова на Псково-Чудском водоеме, писали в газетах и снимали документальные фильмы. Вот они, кадры хроники – блестящее переливающееся рыбное море в озерных сетях.

Колхоз-миллионер – статус, который обязывал всех от мала до велика держать марку. Духовный и культурный центр – это об острове советских времен. Спортивные соревнования, духовые и струнные оркестры для взрослых и детей… Когда в шестом классе Федор увидел по телевизору электрогитару, то немедленно решил стать руководителем ВИА. Первые электрогитары музыканты выстругали сами. Впрочем, впоследствии колхоз не жалел денег на инструменты и усилители звука. Школьный ансамбль «Радмир» стал глотком эстрады не только для Талабских островов – из Пскова на танцы приезжали! «Хоть маленький Dipp Perple, но свой», – гордились островитяне. Вот она, романтика настоящая. В студенческие времена Федор с музыкой не расстался: группа «Начало пути» гремела на дискотеках Пскова.

 

Пока есть мастера…

Девяностые годы оказались печальными для Залита. В начале двухтысячных колхоз испытал на себе процедуру банкротства.  Для местных жителей, прошедших войну и перенесших тяготы послевоенного строительства, это было варварством со стороны государства. Пять лет Кочевин пытался сохранить хозяйство.

– Мы до Верховного суда дошли и до Администрации Президента. Но все оказалось бесполезным. Храню все судебные решения, когда-нибудь займусь и опубликую.

Музей Талабских островов – тоже теперь часть истории. Мама Федора Кочевина собирала его много лет. От него остался лишь фотоархив.

– А была хорошая экспозиция – предметы старинного быта, макеты орудий лова и уникальные талабские лодки. Кажется, что лодки эти просты, но сделать их может только истинно талабский мастер. Среди множества легенд архипелага есть вот такая: мальчик спросил у одного мастера, что будет с островом, когда помрут все плотники-работники. Тогда и острова не будет, ответил старик… Но добавил: быть такого не может, мастера-то потомственные – старый помрет, а молодой подхватит ремесло. Сегодня это ремесло уже никто не подхватит. Жаль остров, жаль замечательных людей. Рыбаки Талабска – уникальный народ. Отец Николай не зря называл всех их детьми Бога. Для них же он был обычным священником, добрым, умным. Я не помню себя маленького без него. Подзатыльники от него получал за баловство, как и все мальчишки. Петь нас в церкви заставлял – и пели. В те злосчастные девяностые его отлучили от местного населения, «приватизировали», как выражались бабушки.

 

Магнитные подшипники живы

Возвращаемся к живописи.

– Было интересно, – говорит Кочевин о кистях и красках. – Потом бросил, не занимался 18 лет, до прошлого года.

Что было 19 лет назад? Сотрудники лаборатории магнитных опор политехнического института – и Кочевин в том числе – создали инженерную компанию. 1991 год, время, когда только кооперативы всех мастей вырастали как грибы.

Неужели перестройка сыграла на руку в создании компании?

– Нам в нашей стране на руку ни разу ничего не сыграло. Просто с началом перестройки закончилось финансирование науки. А мы как раз в Москве работали на достаточно серьезном уровне, занимались магнитными подшипниками (это бесконтактный агрегат, в котором нет трущихся и соприкасающихся частей; применяется в криогенной технике, высокоскоростных генераторах, вакуумной технике, высокоскоростных станках, оборудовании для ядерной физики.Ред.). Институт остался без договора, а мы без денег. Создали частное предприятие в надежде зарабатывать любым инженерным трудом. Я очень благодарен Николаю Петровичу Солнышкину, который лояльно отнесся к нашей идее и оставил нас в стенах института. Однажды повезло: финны предложили несколько контрактов по нашей тематике, и мы сохранили свое научное направление. Потом повезло еще раз: началась компьютеризация всей страны, и мы вошли в предприятие ФИТА, которое и стало двигателем развития компании.

Спектр направлений – внушительный, но тематика магнитных подшипников еще живет в его сердце.  

– Продолжаем работать под началом нашего научного руководителя,  академика Юрия Николаевича Журавлева. Появились, наконец, первые контракты по науке…

Но не было печали… То ли совпало, то ли нет, но как только Президент объявил о помощи малому бизнесу, малый бизнес стал резко загибаться.

– И мы в том числе. Раньше мы за право работы платили около 100 тысяч, сейчас – около миллиона, и еще каждый месяц доплачиваем взносы. Наверное, придется отказаться от части работ.

 

Ни больше ни меньше

– А личной жизни у меня практически нет. Я в основном на работе.

Так что жена, дочка и внучка видят мужа, папу и деда редко.

– А что вам еще рассказать? Жена заботится обо мне старательно, как может, и я ей очень благодарен. Дочь – студентка  политехнического института, такая же упрямая, как папа.

Внучке три года, и она уже бойко говорит.

Хорошо, а как и где отдыхаете?

– Не получается отдыхать. В прошлом году, в кризис, когда мы лето не работали, я рисовал небо. Но это далеко не отдых. Однажды в Сочи ездил, в восемьдесят шестом году.

А как же разные Египты?

– Не люблю я заграницу. Через пару дней домой тянет. По России в командировки с удовольствием ездил, от Печенеги до Астрахани. Очень нравятся русские города маленькие. Городки России, деревни и поселки смотрятся убого, но народ живет самобытно, кажется, интересно. Наш Псков в сравнении очень красивый и цивилизованный, хоть и без дорог. Особенно хорош он на старых открытках из коллекции Натана Левина. Хочется надеяться, что однажды он снова станет таким. И огромное спасибо людям, которые здесь у нас достойно реставрируют старые дома и возрождают квартальчики в духе прошлого.

Скажите, что вам доставляет настоящее удовольствие?

– Женщины. Красивые.

Так и напишу!

– Так и напишите. А все остальное – это то, что из-за них происходит. Задаете такой вопрос…

 

 

Талабские острова Псковского озера переименовали после революции. Талабск стал островом имени Залита, Верхний – островом имени Белова, и лишь необитаемый Талабенец сохранил название. До нашествия Стефана Батория на Талабских островах жили гары – элита рыбацкая, двухметровые богатыри. Семьсот человек могли защитить землю от нападения. Гары погибли у стен Печерского монастыря, обороняя обитель от поляков. Жены похоронили их на Талабске, а мечи утопили вокруг острова. Все служения в церкви до революции начинались с поименного перечисления воинов, которые погибли за Талабск. До революции сорок купеческих семей поставляли товары на Талабск и обеспечивали рыбный промысел.

 

Родители Федора Кочевина всю жизнь отдали острову Залита – и не покинут ни при каких обстоятельствах. Отцу семьдесят восемь, и только в прошлом году он впервые не вышел с рыбаками в озеро. Занимается огородом. Его гордость – шикарный виноградник. Маме в январе отпраздновали восемьдесят, но она по-прежнему хлопочет по хозяйству.

 

 

К фото

Остров Залита выглядел аккуратно подстриженным, как дачная лужайка. А все потому, что «газонокосилками» работали коровы. Двести голов сжевывали траву.  Мусор, который озеро наносило на берега, сжигали пионеры – кстати, по укладу Досифея это было обязательное занятие.





  Подпишись на нас в соцсетях

Другие новости:

В Пскове забытый хозяином щенок несколько дней провел в машине
Руководитель Псковского филиала Россельхозбанка поздравил женщин региона с 8 марта
Скончался известный псковский журналист
Александр Козловский: Женщины - это сила, которая помогает нам двигаться вперед
Ещё трое жителей Псковской области умерли от коронавируса
Росгвардейцы задержали пытавшегося украсть спиртное псковича
Александр Котов - псковичкам: Вы делаете мир лучше
Михаил Ведерников — женщинам: Только рядом с вами мы чувствуем себя настоящими мужчинами
Прощание с Валентином Курбатовым пройдет в храме Анастасии Узорешительницы в Пскове