Политика   Экономика   Общество   Культура   Происшествия        

Истории

Письма для генерала

Рассказ юного охотника, героя Псковской земли, пленника Русско-Японской войны 1904-1905 гг. и другие забытые факты нашел в архиве наш читатель.

1 сентября 2015 года, 23:20
На минувшей неделе в редакцию пришло письмо:

«Во время работы с документами в Российском государственном военно-историческом архиве мне в руки попало письмо юного псковича времён Русско-японской войны. В честь этого события и грядущего юбилея - 110-летия окончания Русско-Японской войны 1904-1905 гг. (23 августа по старому стилю, 5 сентября по новому стилю) написал для вас статью». Автор письма - Николай Литвинов, к.э.н.

Николай Литвинов  обратился к общественности Псковской области с предложением начать создание книги памяти земляков о Русско-Японской войне по материалам псковского архива и музеев Пскова и области: "Подобная книга уже вышла в Рязанской области и называется она "Книга памяти. Спасский уезд в годы Русско-Японской войны". В книге упоминаются мобилизованные на войну жители рязанского края и те, кому удалось вернуться домой, их подвиги и жизненные истории. Списки также опубликованы в интернете. Желаю жителям псковской земли успехов на этом поприще".
 
23 августа (5 сентября по н.с.) исполнилось 110-лет со дня окончания Русско-Японской войны, самой трагической в истории русского народа. Это «маленькая победоносная», «локальная» и бессмысленная для обеих сторон война закончилась для Российской империи Первой русской революцией, а для Японии экономическим кризисом. Вместе с тем, она ещё раз подтвердила стойкость и необыкновенную силу духа русского воина. Подтвердила и верность японского самурая следованию «бусидо» – пути воинской философии и чести.

Листая документы и списки участников Русско-Японской войны в Государственном Российском Военно-Историческом архиве в поисках информации о моём прадеде, Боньковском Яне Юзефовиче, я остановился на не совсем обычном рапорте комиссара Центрального распорядительного комитета по эвакуации пленных из Японии. Документ датирован третьим (по-старому) / шестнадцатым (по новому стилю) декабря 1905 года с пометкой – город Иокогама и подписан комиссаром, генерал-лейтенантом Владимиром Николаевичем Даниловым.

Этот рапорт адресован Генерал-лейтенанту Владимиру Ивановичу Харкевичу – начальнику штаба главнокомандующего всеми сухопутными и морскими вооружёнными силами, действующими против Японии.

В рапорте комиссара сообщалось, что: «Пароходом «Траве» прибудет во Владивосток из Японского плена малолетний охотник 86-го пехотного Вильманстрандского полка Николай Антонов. …Приложение: письмо».

Охотник – это военный разведчик. Надо сказать, что разведка в войне с Японией являлась очередным слабым звеном царской армии того времени. Только после Мукденского, самого крупного на тот момент в истории войн сражения, в помощь пешим охотничьим командам, состоявшим из людей, обученных навыкам разведки во всех полках, стали формировать конно-охотничьи команды.
 


Первое письмо генералу. 1905 год.


Мне удалось разобрать почти все слова в письме, прилагаемом к рапорту генерал-лейтенанта Данилова (орфография современная):

«Николай, сын Николая Антонова уроженец Псковской губернии, Торошинской волости деревни Кошельки, охотник пешей охотничьей команды Вильманстрандского 86 полка младший унтер-офицер 13 лет. До войны был воспитанником Иркутского 93 полка, куда был определён в 1904 году отчимом Александром Максимовым Серебрянниковым. 26 декабря 1904 года я без предварительного разрешения своего начальства, желая попасть на войну, убежал тихонько из полка в г. Петербург, оттуда в Москву, где присоединился к эшелону запасных и сними вместе прибыл в Вильманстрандский полк, где и был зачислен в пешую охотничью команду. Участвовал в разъездах и секретах.

В бою под Мукденом был на позиции вблиз [и] Путиловской сопки. Во время отступления был контужен в правую ногу ружейной пулей, упал и вскоре, поднявшись, побежал. В это время несколько японцев отделились от колонны, обходившей Путиловскую сопку, оставленную нашими, и, заметив меня, бросились догонять. Я держал направление в Ляоян, добрался до него и опять упал и лишился чувств. Очнулся я в фанзе Красного Креста, где я пролежал около 4 дней, поел. В эту фанзу были доставлены человек 7 наших раненых.

Японцы, забрав Мукден, направились к Телину. В это время около нашей фанзы был слабый надзор. Заметив улучшение своего здоровья, и что японцы плохо наблюдают за нами, я задумал убежать. На следующий день около фанзы стояла лошадь, и владельца её видно не было. Воспользовавшись отсутствием хозяина лошади, я на неё вскочил и поскакал к Телину. Скакал я около железнодорожного пути, временами укрываясь в горах. Подскакав почти к Телину, я увидел наших. Японцы заметили меня, открыли сзади ружейный огонь. Завидев это, я придержал скакуна и у своих упал с лошади. Наши солдаты подбежали. Поднявшись, я с солдатами направился к бывшим тут офицерам. … лошадь привели сюда же. Офицеры меня ласково встретили и благодарили за мой, как они объясняли, смелый побег из плена.

Из Телина мы отступали к деревне Шихузы. Здесь нам на подкрепление прибыл полк. Японцы нас же преследовали в дер. Шихуза. Простояв на позиции Шихуза около 5 месяцев, мы были вытеснены японцами. Отступив, наш полк получил приказ Командира полка отобрать обратно дер. Шихуза. Взяв Шихуза обратно, мы расположились по-старому. Простояв на позиции 1 день, я попросил отпустить меня на разведку. Меня отпустил ротный командир. Я, пройдя японские посты и заставы, очутился в тылу у них, дальше идти я не решился, посколь обратно (?) от них видел японские посты и заставы и орудия. Миновав всё это я, поднявшись на гору, был от своих в ½ версты. Заметив меня на горе, японцы по мне дали несколько выстрелов. Я упал как будто убитый, вскоре вскочил, они опять выстрелили мимо. Я уже перевалил на склон горы, против которой было наше расположение. В это время здесь шли два китайца. Они подбежав, взяли меня, связали руки и потащили к японцам, откуда японцы стреляли по мне, когда я был на этой горе. Второе пленение было для меня серьёзнее первого, и после этого, был отправлен в город Дальний, через два дня на пароходе был отправлен в гор. Фукуока или недалеко, по крайней мере около 3 ч. езды на поезде до г. Фукуока. Теперь я живу в бараке 97(?) офицеров в приюте Симоно-Хачи.


27 декабря / 10 ноября, гор. Фукуока. Приют Симоно-Хачи.

За неграмотностью моей просил это всё написать офицера. Моя подпись: Николай Антонов (собственноручно – прим.ред.).»


За всю войну в японский плен попали более 74 тысяч российских офицеров и нижних чинов (более 70 тыс. – вернулись). В русском плену оказалось 115 японских офицеров и 2217 нижних чинов, но точное количество до сих пор не посчитано, включая мирное население (всего армия Японии потеряла пленными и пропавшими без вести 6 700 человек).За период с 27 января 1904 года по 1 октября 1905 года санитарные утраты российской армии (ранеными, контуженными, заболевшими)составили 564 500 человек. Убитыми, умершими от ран и болезней 52 500 человек. Общие потери Японии равнялись примерно 72 000 человек (по другим данным – около 86 тыс. погибшими и 270 тыс. включая раненых, пленных, пропавших без вести). Выполнить поставленные задачи обе армии не смогли.

Основными причинами этой военной катастрофы историки называют официальное двоевластие в российской армии (Главнокомандующий и Наместник Его Императорского Величества на Дальнем Востоке), длительное согласование приказов, нерешительностьи тактические просчёты генералов, внутренние карьерные и др. конфликты, пресечение инициативы на местах, неуважение к солдатам, недооценка сил противника и его успешныедействия по дезинформации, а также множество других причин. Приведём лишь некоторые примеры.

На сухопутном фронте:

♦   В самом начале войны, без боя был сдан свободный порт Дальний, ставший крупной и единственной военно-морской базой Страны восходящего солнца в Маньчжурии.

♦   Неожиданный тактический отход армии Генерала А. Н. Куропаткина от Ляояна оставил японцам важную стратегическую позицию. Маршал И. Ойяма, узнав об этом, срочно отменил свой приказ об отступлении. Так японская армия не только избежала разгрома, но и неожиданно выиграла крупное сражение.

♦   После 328 дней героической осады Порт-Артура, гибели во время совещания организатора обороны Романа Исидоровича Кондратенко идругих выдающихся офицеров, а также минуя решение Военного Совета, и.о. коменданта подписал акт о капитуляции и открыл ворота крепости, вызвав изумление с японской стороны. Защитники-матросы плакали, узнав об том.

♦   Во время очередных маневров (по выражению солдат «отходим по-куропаткински», «опять мотают») близ Мукдена, армия неожиданно столкнулась со своим обозом. Смертельно уставшие и не евшие несколько дней воины не могли понять, почему рядом оказалось такое обилие хлеба, консервов и другого провианта. Оказалось, запасы приберегались «на случай наступления», а приказ уничтожить провиант в противном случае выполнить не успели.

На море также не были решены кадровые, снабженческие и другие вопросы:

♦   Успешным действиям российских моряков на протяжении всей войны мешали не вполне адекватные обстановке действия дипломатов (отзыв по требованию Англии части военных кораблей, долгая задержка эскадры на Мадагаскаре и т.п.). При Цусиме генерал Небогатов неожиданно сдал в плен 5 боевых кораблей. Несколько кораблей отказались сдаться, трое из них смогли пробить стену из японского объединённого флота, крейсер «Алмаз» вышел к Владивостоку.

♦   Корабли 1-й Тихоокеанской эскадры вместо решительного прорыва остались ждать смерти от японских осадных мортир в гавани Порт-Артура. В нарушение всех установленных правил, они были полностью освещены и располагались в три линии.На всех кораблях, стоявших на якорях горелиштаговые огни, а подходы к рейду были освещены дежурными крейсерами. Многие корабли имели деревянный такелаж, красивый декор рубок и кают, которые загорались во время сражения.Суда были выкрашены в «парадный» цвет, часть из них, хотя и перекрасили в чёрный, но, как оказалось,он значительно облегчил ведение прицельной стрельбы противником.

♦   Японская эскадра после всех сраженийнаходилась в таком плачевном состоянии, что ещё до подписания мира практически все корабли японской эскадры встали на ремонт.

В тылу:

♦   Необоснованно постоянно задерживали выплаты демобилизующимся и их семьям, не исполняли льгот для пострадавших семей, требовали непомерное количество справок. Как следствие, началась конфискация имущества дворов из-за ошибочных долгов.

♦   Росла бюрократизация при демобилизации вместе с транспортным коллапсом – навстречу шли опоздавшие пополнения.

♦   При активном участии крупных коммерсантов в стране начались кризы, сначала «сахарный», «соляной», затем «керосиновый», «дровяной» и др. Одновременно увеличивались государственные долг и расходы.
 


Второе письмо генералу. 1905 год.


Как люди, служившие Отечеству в течение 10-20 лет, рвались домой, можно понять из найденного в фонде РГВИА рапорта капитана Корсаковского резервного батальона Смогоржеского (за №3 от 19 декабря 1905 г.), поданного в д. Лошагоудежурному генералу при главнокомандующем.Офицер вернулся из плена 4 декабря 1905 года на пароходе Доброфлота «Тамбов» и докладывал:

«В 1904 году я по распоряжению начальства был из 255-го Аварского резервного батальона командирован на сформирование 38 Восточно-Сибирского запасного батальона, с которым и прибыл на Дальний Восток в 1905 году. Вследствие означенной командировки я свою семью, состоящую из жены и пятерых детей оставил на месте моей прежней службы, дабы дети могли продолжать воспитание в учебных заведениях. В виду изложенной причины и на основании приказа Главнокомандующего от 29 октября сего года за №2357, прошу Ваше Превосходительство о переводе меня в 81 пехотный Апшеронский (?) полк, расположенный в г. Владикавказ, где имеются учебные заведения и где без ущерба для казны я могу продолжать на свои средства воспитывать детей, если этого нельзя почему-либо сделать, то прошу ходатайства о переводе меня в прежний резервный батальон, откуда был послан в командировку, кроме того, имея сведения, что жена моя умерла, то прошу, если возможно, не прикомандировывать меня к частям войск, расположенных в городе Харбин, дать мне возможность теперь же выехать в прикомандирование, впредь до перевода …части, дабы развлекать детей и пристроить их. Приложение: предписание штаба №12508.»
 

Письмо государю. 1904 год.


О необеспеченности пострадавших от войны солдат генерал-адъютанта Куропаткин телеграфировал царю из д. Чансямутунь 16-го декабря 1904 года (Телеграмма№564):

«Остальные же нижние чины утратившие, вследствие ран и или болезни, здоровье и признанные неспособными к дальнейшей службе, не будут иметь ухода, в каковом они ещё нуждаются. Несомненно, что и большая часть нижних чинов, вывезенных собственно для лечения, также со временем будет перечислена в эту категорию неспособных и эта категория, в виду значительного усиления армии и ожидаемых больших потерь, будет всё расти, часть этих несчастных жертв войны, свято исполняя долг перед своим Державным Царём и Родиной, лишаясь рук или ног, стали калеками на всю жизнь. Всеподданнейше донося об изложенном Вашему Императорскому Величеству, осмеливаюсь обратить Всемилостивейшее внимание Вашего Императорского Величества именно на эти жертвы войны, положение которых ныне совершенно не обеспечено.»

P.S.

Чтобы отдать должное всем оставшимся в живых и павшим в этой войне и почтить их память, обращаемся с просьбой к Министерству обороны РФ создать объединённый портал «Памяти героев Русско-Японской войны 1904-1905 гг.» (возможно, в случае согласия с каждой из сторон, при содействииправительств Китая, Японии, США и др. стран). Этот портал станет логическим продолжением блестящих проектов правительства Российской Федерации и военного ведомства: «Память народа» (https://pamyat-naroda.ru/) и «Памяти героев Великой войны 1914-1918» (http://www.gwar.elar.ru/). Добавлять информацию на эти порталы могли бы волонтёры после их аккредитации. Для масштабных работ по пополнению базы предлагается создать систему грантов.

СПРАВКА.

Иокогама – крупнейший портовый город Японии.

Мукден (маньчжурск.) – город в Маньчжурии, ныне Шэньян (Shenyang),располагается в северо-восточной части Китая, административный центрпровинции Ляонин, КНР.

Мукденское сражение – одно из величайших битв в истории войн: а) по числу столкнувшихся войск: с обеих сторон свыше 600 тыс. человек при 2500 орудиях; б) по площади: около 100 верст по фронту и 60 верст в глубину; в) по длительности: с 6 по 25 января 1905 года, из них две недели решительного боя на всём фронте; г) по потерям убитыми и ранеными: русские – 1/5 часть боевого состава, японцы – 1/4; д) по безрезультативности: армии не смогли победить друг друга. 

Ляоян (Liaoyang) – древняя восточная столица, ныне городской округ КНР.

Фанза – китайское традиционное жилище.

Телин (Tiělíng)– городской округ в провинции Ляонин, КНР.

Шихузы (Shihuzi) – деревня уездаЧанту, городского округа Телин, КНР.

Дальний (ныне Далянь, Dalian) – город в Китае, бывший город Квантунской области Российской империи, построенный на средства Министерства финансов.

Фукуока(Fukuoka) – город и крупный порт на юго-западе Японии.
 

  Подпишись на нас в соцсетях

Другие новости:

Уголовное дело на Александра Кузнецова возбуждено по факту получения взятки в виде жилого дома в Пскове
Не рисковать жизнью и не выходить на лёд призывают жителей Псковской области
В отношении вице-губернатора Александра Кузнецова ведутся следственные действия
Творческая встреча с клубом любителей фольклора «Гулы» пройдёт в Пскове 20 декабря
Вопросы от жителей Струго-Красненского района ждёт главный прокурор Псковской области
Первые гоночные соревнования квадрокоптеров могут пройти в Псковской области
Приём заявок на участие в Рождественском фестивале продлили до 20 декабря
В Псковской области внедрят технологии сопровождаемого проживания инвалидов
В Псковской области не прекращаются поиски 45-летнего Валерия Васильева (ФОТО)