Политика   Экономика   Общество   Культура   Происшествия        

Комментарии

Как начиналась война

Об этом страшном времени вспоминают жители Пскова.

19 июня 2009 года, 09:16

Игорь Гущин:

- В деревне разом призвали на фронт всех мужчин. В каждом доме справляли проводы. В нашем тоже накрыли большой стол, за которым собралась родня. Никто не пел, не плясал и не смеялся, как это водилось во время застолий. Женщины плакали. За столом просидели до утра. Из всех деревенских мужиков никто с войны не вернулся.

Нина Плетнева:

- Мы тогда жили в деревне Асипихино Красногородского района. Родители пришли и сказали нам, что началась война. Мы были детьми, поэтому не придали значения этой новости, убежали играть. Отца призвали в армию. Мама собрала ему еду на несколько суток, дала с собой металлическую кружку с чашкой, ложку. Через месяц в деревню приехали немцы на мотоциклах: чисто выбритые, налысо подстриженные, с губными гармошками. Мы попрятались в избах. Они остановились на пригорке, посовещались и уехали. Их штаб разместился в двух километрах от нас.

Евгений Феофанов:

- По деревне быстро разнеслась новость о войне. Мать в слезы. Я тоже. В этот же день отца забрали в армию. На пороге избы он взял меня на руки, поцеловал и сказал: «Сынок, за старшего остаешься. Помогай мамке, слушайся ее во всем. Береги младших братишек». Мы остались дома, а мать пошла провожать отца. Все женщины провожали своих мужей до места сбора в Тямше, это от нашей деревни пять-шесть километров. Отец погиб в 1942 году под Брянском. А мать летом 1941 года поехала в Псков продавать продукты и попала под машину.

Геннадий Филиппов:

- Отец в этот день работал. Вернулся с завода и сказал, что его забирают на фронт. Я ответил: «Папа, тебя не убьют, ты вернешься». Так и случилось. Потом все чаще в небе стали появляться самолеты, начались бомбежки. Мы в 50-ти метрах от дома вырыли глубокий окоп и прятались в нем.

Юрий Яковлев:

- Мы жили в деревне Воронино, в 25 километрах от Пскова. Помню, как по нашей улице немцы гнали пленных советских солдат, били прикладами отстававших. Жуткое зрелище… Как-то ночью немцы забрали нас с матерью, привели к себе. Немецкий офицер наставил на меня пистолет и спросил у нее: «Говори, что делал в твоем дворе партизан? Где они сейчас? Не скажешь, застрелю мальчишку». А она ничего не знала о партизанах. Как и о том, что один из них спрятался на нашем сеновале. Кто-то увидел и донес… Немцы прямо в нашем дворе его и поймали. Но все обошлось. А еще, ради баловства мы с приятелем открыли краны во всех канистрах с водой, стоявших в машине. Немец увидел нас и давай ловить. Мы убежали, хотя я чуть не попался: перелезая через забор, зацепился трусами. Немцы иногда звали меня к себе и предлагали конфетку. Я не шел — терпеть их не мог.

Петр Петрунин:

- Я отдыхал в пионерском лагере. Нас построили и сообщили, что началась война. Для всех это стало неожиданностью. Мы стушевались, но страха не было. Считали, война будет недолгой и уж нам-то точно не придется воевать. Никто не понимал, насколько это серьезно. Через месяц на фронт ушел отец. Я впоследствии поступил в Томское артиллерийское училище и тоже воевал.

Василий Цветков:

- Я гостил в соседней деревне у крестного. Он вернулся домой и рассказал страшную новость. И еще о том, что отца забирают на войну. Я побежал скорее домой. Отец уже собрался к моему приходу. На его счету это была вторая война, первой стала Финская. Уходил из дома папка со словами: «Не горюйте, скоро вернусь». Успел прислать только два письма — попал в плен. Вернулся через 10 лет. Освободили американцы. На их пароходах пять тысяч наших военнопленных из того лагеря привезли в Одессу, откуда без суда и следствия свои отправили в товарных вагонах в Сибирь на сплавные работы.

Валентина Буджина:

- Запомнился июль 1941 года. Наша семья жила на окраине Пскова. Мы — дети, бабушки, дедушки — стояли на обочине и мимо нас в направлении Торошино ехали большой колонной немцы на мотоциклах с колясками. Что мы — маленькие дети, тогда понимали? Ничего. Думали, так и надо. Папку в концлагерь в Барбаши забрали, он в ту же ночь убежал. За это немцы спалили наш дом. Забрали коня, сбрую, телегу, груженную нашим хлебом, и весь урожай с огорода. Мы остались, в чем стояли.

Зинаида Колокольцева:

- Войну я встретила в Туркмении. В ночь на 22 июня мы с одноклассницами дежурили в школе. В кабинете анатомии ухаживали за шелкопрядом. Школа дала обязательство вырастить определенное его количество. Каждые два часа подсыпали ему тутовые листья. Зинаида Никифоровна — молоденькая учительница русского языка — утром возвращалась с танцев. Подкралась к окну, возле которого стояло учебное пособие — скелет, и решила нас напугать. Изобразила голосом что-то грозное. А потом сказала: «Девчонки, война!». Что это такое, я осознала позже, когда взрослые стали копать у домов окопы — укрытия. Когда стояли с вечера в очередях за хлебом, записывая на руке свой номер. Когда на фронте пропал отец. Когда из-за переживаний в 1943 году от инсульта умерла мать.

Евгения Курохтина:

- Жили мы в станице Луганская на Украине. Мне было 11 лет. Лето, каникулы, беззаботная пора! Стояла изумительная погода. Родители что-то делали в огороде. Кто-то крикнул им с улицы: «Война!». Все селяне собрались на стихийный митинг. У многих была на памяти Гражданская война, — настроения у людей были самые пессимистические. Фронт находился далеко, поэтому в остальные дни жизнь шла своим чередом. Папу, заводского рабочего, призвали осенью. Когда немцы приехали в станицу, все попрятались в погребах. Немцы зашли к нам в дом, нашли нас и потребовали молоко, масло, яйца, кур. Мама с испугу все отдала. И не знала, что делать, когда они снова придут за продуктами.

Фаина Слободер:

- Я родом из-под Гомеля. В конце июня мы погрузили пожитки на телегу и в составе обоза отправились в Россию. Выезжали в основном евреи. Ехали днем и ночью. За нами отступали войска. Обоз из 20 лошадей попал под бомбежку. Лошадь ранили, пришлось взять другую, из числа брошенных. Потом ехали на товарном поезде. Тоже очень бомбили. Сколько людей тогда погибло… Пережили войну в Саратовской области. Когда вернулись домой, узнали, что немцы расстреляли всю нашу родню — 40 человек. А вот дом наш чудом уцелел.



  Подпишись на нас в соцсетях

Другие новости:

Пять базовых станций сотовой связи поставят в 2021 году в районах Псковской области
Водитель фуры погиб в ДТП на дороге Псков – Изборск
В Пскове в 6-й раз прошла акция «Хлеб той зимы»
Корреспондент ПАИ рассказала о своем опыте прохождения вакцинации от COVID-19
Михаил Ведерников поручил применить дизайн-код Пскова к Псковскому району
Еще 10 пунктов вакцинации от коронавируса откроются в Псковской области в ближайшее время
Приз конкурса #ВсеВПсков-2020 за лучшее селфи получила шестиклассница Плюсской школы
Михаил Ведерников поручил контролировать темпы строительства соцгородка в Пскове
В третий раз коммунисты выдвинули на пост главы Порховского района Александра Сергеева