Политика   Экономика   Общество   Культура   Происшествия        

Общество

Запутанный узел с одеждой

В Опочке осень для отдельных людей наступила с опозданием

15 сентября 2010 года, 19:13

«Всех-то ты жалеешь. Только и делаешь, что говоришь да пишешь о любви к людям. А вот на деле любовь к человеку проявить к живому, к конкретному…»

«Слон голубоглазый» Федор Абрамов

 

 

– Можно узнать, что вы читаете? – спросил я у Светланы Петровны Андреевой.

Она молча взяла с тумбочки книгу и показала: Федор Абрамов «Из колена Аввакумова».

Дело происходило в Опочецком доме-интернате для инвалидов и престарелых. Молчала Светлана Петровна не просто так. После инсульта она почти не говорит, а когда в прошлом году поступила в Опочецкий дом-интернат – и не ходила. Совсем как героиня рассказа Федора Абрамова («…я и на ноги встать не могу. Не мои ноги. Не стоят, подгибаются… Не обделена, не обделена страданьями да испытаньями»*).

Испытания у Светланы Андреевой все еще продолжаются, и разобраться в том, кто прав, а кто виноват, – не так-то просто.

 

Не по сезону

В Опочку мы приехали после того, как в редакцию обратилась Жанна Шелковникова. Она тоже живет в доме-интернате. По мнению Жанны Константиновны, со Светланой Андреевой поступают несправедливо. Денег на руках нет, банковской карты – тоже, двухкомнатная квартира в Опочке – недоступна, а ключ от нее – у чужих людей. Так утверждала Жанна Шелковникова. Кроме того, она сообщила в редакцию «Псковской правды», что у Светланы Петровны нет верхней теплой одежды и нормальной обуви. Так что ей даже на улицу в автолавку или магазин выйти не в чем.

Директор дома-интерната Анатолий Степанов не был удивлен заявлением Жанны Шелковниковой. По словам Анатолия Аркадьевича, она способна еще и не на такие выдумки. Часа полтора  мы с директором и его коллегами пытались разобраться в том, что же на самом деле происходит со Светланой Петровной. У кого находится ключ от ее квартиры? В чьих руках банковская карта? Сколько денег из пенсии уходит на оплату места в платном отделении и сколько должно оставаться? Почему Светлана Андреева ходит одетой не по сезону?

Вроде бы разобрались. Закон не нарушен. Документы в порядке. Есть вещи, за которые администрация дома-интерната отвечать не может. Светлана Петровна, несмотря на болезнь, – дееспособна. К ее квартире и банковской карте дом-интернат отношения не имеет.

 

Москва поможет

И все-таки одну вещь я никак не мог понять: где верхняя теплая одежда? На складе сказали, что Светлана Андреева и Жанна Шелковникова недавно вместе приходили и ничего не выбрали. Ботинки со шнуровкой не подошли – завязывать их пока еще Светлане Петровне трудно. Так что приходится пока ходить в рваных тапках. В качестве доказательства Светлана Андреева сняла обувь и, горько усмехнувшись, показала болтающуюся подошву. Отказалась, она носит и мужской свитер, который, по утверждению Жанны Шелковниковой, ей предложили на складе.

– А почему не сходить домой и не взять вещи там? – удивился я. – Квартира неподалеку, а в ней, как говорят, имеется все необходимое. И тогда не нужны никакие казенные вещи.

Но ключи от квартиры, как оказалось, находятся у двоюродной сестры в Москве. Пришлось звонить в Москву – двоюродной сестре Ирине Карасевой. И тут открылись неожиданные обстоятельства. Как рассказала по телефону Ирина Ивановна, вся необходимая одежда была Светлане Петровне передана. И, получается, куда-то исчезла. Куда?

 

Активное воздействие

У директора дома-интерната имеется ходатайство, написанное по просьбе Ирины Карасевой. В ходатайстве говорится, что Жанна Шелковникова  «без ведома родственников распоряжается личными вещами», «активно и отрицательно воздействует на С.П. Андрееву и грубо препятствует общению с родственниками и знакомыми». Впрочем, в том же ходатайстве сказано, что к Светлане Петровне «постоянно приезжают родственники, привозят одежду и еду». Правда, Светлана Андреева мне это не подтвердила.

Был момент, когда я подумал, что приехали мы в Опочецкий дом-интернат зря. Писать не о чем, помочь некому… Разве что посмотреть, пообщаться с людьми. За несколько часов по-настоящему выяснить ничего невозможно. Однако совершенно бесполезной поездку все-таки назвать нельзя. Было ясно, что приезд корреспондента областной газеты, по крайней мере, приведет к тому, что верхняя теплая одежда, обувь и головной убор у Светланы Андреевой появятся в ближайшее время. Независимо от того, кто прав и кто виноват.

Так оно и оказалось. Через несколько дней в телефонном разговоре директор дома-интерната рассказал, что после моего отъезда обнаружились даже вполне нормальные тапки Светланы Петровны, выданные ей на складе. Они стояли под ее кроватью. Перед моим приездом, по словам Анатолия Степанова, Светлана Андреева «с подачи Жанны Шелковниковой» специально переобулась в рваные тапки.

Пришлось поинтересоваться и одеждой. Куда исчезла она? Анатолий Аркадьевич ответил, что администрация отвечает лишь за ту одежду, что официально сдается в камеру хранения. То есть за исчезнувшую одежду администрация ответственности не несет.

 

Хорошая квартира

Все, с кем я в Опочке общался, были доброжелательны и, на первый взгляд, откровенны. Правда, фотографироваться отказывались – за исключением Светланы Андреевой и Жанны Шелковниковой. Кое-какие вещи говорились «не под протокол», и тогда центральное место в разговоре занимала приватизированная двухкомнатная квартира. Дескать, тот, кто в недалеком будущем начнет распоряжаться этой квартирой, и есть главное заинтересованное лицо во всей этой истории. Что ж, надеюсь, что здесь обойдется без квартирных махинаций. Хотя информация о том, что к квартирам инвалидов и престарелых проявляет интерес одна из героинь этой истории, имеется. Но эту информацию еще должна проверять милиция.

Есть человек. Как будто бы все о нем заботятся. Государство, родственники, коллеги по работе из Опочецкого педагогического колледжа, подруга… Медики поставили человека на ноги, неподалеку находится квартира… А в итоге человеку в холодное время выйти на улицу не в чем.

Впрочем, все это уже в прошлом. В тот же вечер, когда мы побывали в Опочке, Светлане Андреевой принесли всю ее домашнюю одежду. С утра не было почти ничего, а вечером было почти все. Но я бы не решился назвать это хеппи-эндом.

 

 

 

* «Из колена Аввакумова»

Автор: Алексей Семенов

  Подпишись на нас в соцсетях

Другие новости:

Скончалась экс-заведующая кардиологическим отделением горбольницы Пскова
Лже-волонтеры украли деньги и золото у псковской пенсионерки
Проекты по производству фанеры и биоугля одобрил экспертный совет «Моглино»
14 апреля Михаил Ведерников ответит на вопросы псковских СМИ
Сочинения четырёх псковских школьников вошли в сборник «Я — гражданин России!»
Туроператоры уверены, что у отдыхающих в Турции псковичей проблем с возвращением не возникнет
Мужчина погиб под колёсами своего КАМАЗа в Дно
Вылет резервного борта из Калининграда в Псков назначен на восемь вечера
Благоустройство сквера началось на площади Ленина в Пскове