Александр Крайнов: Пострадавшим от ЧС меня признали, но помощи нет

14 Ноября 2017
Заметка → Распечатать

Свиней спасали от наводнения эвакуацией в коровник, картофельные поля вместе с урожаем до сих пор находятся под водой, а сын фермера добирается до школьного автобуса по щиколотку в грязи.

В августе этого года трехдневные проливные дожди стали причиной подтопления в Пыталовском районе. В числе хозяйств, пострадавших от наводнения, – ферма Александра Крайнова в деревне Крупенята. Стихия лишила фермера и его семью всего урожая картофеля и зерновых и буквально смыла ведущую к ферме насыпную дорогу. Но несмотря на то, что фермер был признан пострадавшим в чрезвычайной ситуации, полагающейся по закону материальной помощи он так и не дождался. 
 

Такого не было 30 лет! 

Четыре года назад петербуржский предприниматель Александр Крайнов вместе с семьей переехал в Пыталовский район, чтобы заниматься сельским хозяйством. На вырученные от бизнеса по продаже запчастей деньги приобрел участок с домом, и заброшенные когда-то поля снова заколосились. На площади 3,5 га фермер стал выращивать картофель, пшеницу и ячмень – когда занимаешься животноводством, без собственной кормовой базы никуда. А животных в хозяйстве много. Помимо поросят, которых здесь выращивают на продажу, семья Крайновых держит стадо овец и 6 голов крупного рогатого скота. Это не считая кур, гусей, кроликов и прочей мелкой живности. Так как количество животных на ферме увеличивалось, то и посевные площади постепенно расширялись. Но в этом году урожай собрать не удалось. 
 

В хозяйстве Крайновых 18 овец, 8 коз, 9 свиноматок, 20 подсвинков и 50 поросят. Также фермер разводит кроликов породы английский великан, гусей и кур. В этом году им было засеяно 3,5 га ячменя с пшеницей и 0,8 га картофеля. Планировалось собрать около 10 тонн зерна и 3 тонны картошки.


– Люди говорят, за 30 лет тут такого не было. За полтора часа в реке Утроя уровень воды поднялся почти на два метра! – вспоминает фермер. – Вода была даже в доме, из подвала откачивали ее каждые 20 минут. Дорогу насыпную размыло: ни пройти ни проехать. Та же участь постигла и картофельное поле. Вот в этой части картошка была посажена, – показывает Александр борозды, которые и сейчас местами еще находятся под водой. – Вся картошка у нас до сих пор в грядках, но там уже копать нечего. Ни одной картофелины оттуда не увидели. Во время наводнения картошка как каша была. 
 


Большая вода забрала весь урожай, но оставила озеро, которое тут же облюбовали гуси фермера. 

На дороге, ведущей к дому, воды было почти по пояс. Ушли под воду и запчасти трактора. Теперь ремонт техники отложен на неопределенное время. По словам фермера, передвигаться приходилось в гидрокостюме или на лодке. Ощущалось даже течение, как в реке. Сейчас «на память» о стихии осталось целое озеро, которое облюбовали фермерские гуси. 

– Из подтопленного хлева пришлось срочно эвакуировать свиней и переделать под хлев коровник. Коров я вывел в поле, они две недели жили там. А пока решали эту проблему с хлевом, течением  унесло материалы для строительства бани и половину заготовленных дров. Сейчас в оперативном порядке делаем другой хлев. Потому что поросят как селедок в бочке и две свиноматки еще должны принести, – говорит Александр.



Александр Крайнов шутит, что трактор простоит, как памятник, еще долго – запчасти унесла вода. 

 

«Кормить нечем, топить нечем, гулять негде»

С продажей поросят у фермера никогда проблем не было. Говорит: хорошая порода – смесь трех мясных пород, и люди разбирают, несмотря на то, что продает по цене не ниже рыночной. Но на этот раз 50 поросят остались непроданными, так как в соседних хозяйствах тоже проблемы с кормами. Поэтому фермер выращивает поросят сам, чтобы сдать на мясо к Новому году. А чтобы приобрести комбикорм для них, приходится не только влезать в долги, но и отправлять на убой крупный рогатый скот. 

– Кормить нечем, топить нечем, гулять негде, – резюмирует фермер. 

Его полуторагодовалая дочка уже давно не видела улицы. Последний раз попытка жены прогуляться с коляской по полю не увенчалась успехом – колеса завязли в грязи.

– Вот результат. Коляска приказала долго жить, – показывает поломки фермер. 

Дорога превратилась в одную большую грязевую кашу.

Еще меньше повезло старшему ребенку Александра. Его 10-летний сын вынужден почти километр ходить, по щиколотку утопая в грязи, до поворота, где его забирает школьный автобус. Из-за размытой дороги ближе подъехать он не может. Занятия в школе начинаются в 9 часов, но чтобы успеть на транспорт, школьнику приходится вставать в 6 утра. К тому же время от времени в окрестностях появляются волки. К ферме звери близко не подходят – у Александра две большие собаки. А вот на дороге следы оставляют. Поэтому мальчика нередко приходится провожать до автобуса. До наводнения с Крайновыми жила и 86-летняя бабушка. Но опасаясь за здоровье и жизнь пожилой женщины, ее «эвакуировали» в райцентр. 

– Потому что вдруг что случится, скорая сюда подъехать не сможет, а на руках я ее не донесу, – объясняет Александр.
 


Свиней эвакуировали в коровник, и они ждут расселения в новый сарай. 

 

Помощи ждать неоткуда

В результате проливных дождей, обрушившихся на регион 23 и 24 августа, пострадали Псков и девять районов, включая Пыталовский. Теперь уже бывший губернатор Псковской области Андрей Турчак заявлял: «То, что происходило 23 и 24 августа, — это из ряда вон. В поддержке нуждаются не только муниципалитеты, но и население. Это касается наших небольших сельхозтоваропроизводителей, чье имущество оказалось затронуто стихией, и наших граждан. Им всем тоже будет оказана помощь». Позже были названы размеры помощи из резервного фонда администрации – по 5 тысяч рублей на каждое пострадавшее домовладение. Однако средства перечислялись не сразу пострадавшим, а в район, и уже главы должны были обследовать разрушения и принять решение о конкретной помощи. 

Вода после ливня доходила до верхних ступенек.

Отдельно проговаривалась необходимость помощи сельхозтоваропроизводителям. Их общий ущерб от ливней составил 300 млн рублей. 

До Крайновых помощь так и не дошла. Единственное, что они получили со стороны, – 5000 рублей от Фонда гражданской взаимопомощи «Земляки» (не путать сумму с обещанной администрацией). Пока со всеми проблемами главе хозяйства приходится справляться в одиночку.

Александр Крайнов потратил время на изучение законов и выяснил, что его семье положено еще 50 тысяч рублей – по 10 тысяч на каждого человека. Деньги выделяются из резервного фонда правительства страны. Сумма закреплена в постановлении правительства «О выделении бюджетных ассигнований из резервного фонда Правительства Российской Федерации по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и последствий стихийных бедствий». Понятно, что сумма не покроет всех убытков, но решит хоть какую-то часть проблем. 

– На мое обращение в интернет-приемную президента России мне ответили, что решение моего вопроса находится в компетенции администрации Псковской области, куда и было перенаправлено мое обращение для дальнейшего рассмотрения. В ответе от 24 сентября из областного Управления специальных программ мне сообщили, что в настоящее время определяется объем финансовых средств, основанных на документах – актах осмотра, локальных сметах, – рассказывает фермер.
 


На месте затопления осталось озеро.

А 10 октября Управление специальных программ сообщило, что повторно рассмотрело обращение о подтоплении хозяйства, но на этот раз помощи фермеру уже не обещают. 

– Согласно документу, режим ЧС на территории подтвердился, факт подтопления нашего подсобного хозяйства – тоже. Однако возмещение ущерба гражданам, пострадавшим в результате чрезвычайной ситуации, судя по уведомлению, осуществляется только за счет страховых фондов. У меня ничего застраховано не было. В итоге пострадавшим в результате ЧС меня признали, но денег нет. Чем кормить хозяйство – не знаю, и год впереди сложный. Если бы не такая критическая ситуация, я бы не стал просить о помощи.
 

На запрос редакции «Псковской правды» в администрацию Псковской области с просьбой пояснить, почему фермер Александр Крайнов, пострадавший от наводнения 24 августа, не получил единовременную материальную помощь, был получен ответ из управления сельского хозяйства: «Александр Крайнов не числится в реестре сельхозтоваропроизводителей области, а также не предоставляет отчетность в Статуправление области, так как его хозяйство имеет статус личного подсобного». Что до обещанных 5 тысяч, то, как сообщили чиновники, «вопросами оценки ущерба от наводнения, понесенного хозяйствами Пыталовского района, занимается администрация района». Глава Пыталовского района во время подготовки материала была недоступна для комментариев. Открытым остается также вопрос о федеральной компенсации. «Псковская правда» продолжит тему.

 

Перепечатка материалов возможна только после согласования с редакцией. Ссылка на газету «Псковская правда» (в интернете активная гиперссылка) обязательна.