Политика   Экономика   Общество   Культура   Происшествия        

Общество

Кто спасает фрески в Мелётово

Под древние фрески Мелётовской церкви ведрами закачивали скрепляющий раствор

7 ноября 2017 года, 11:00

Впервые за 11 лет государство выделило деньги на реставрацию церкви Успения села Мелётово. Специалисты провели остропротивоаварийные работы, скрепив стены и штукатурку с художественной росписью. Работы, продолжавшиеся несколько месяцев, могут оказаться бесполезными, так как Минкульт отменил собственный конкурс на проектирование восстановления храма. А без этого церковь может в один момент взять да и рухнуть.

– Вот на эту композицию ушло два с половиной ведра раствора,– художник-реставратор Иван Сарабьянов показывает на то, что осталось от изображения «Тайной вечери» на стене Успенской церкви в Мелётово. 

Мы стоим на строительных лесах под сводами храма. Прочные деревянные конструкции несколькими этажами обвивают внутреннее пространство церкви. Главное правило – к стенам не прислоняться, всеми силами стараться не задеть их даже случайно, сумку оставить внизу. Не дай бог стать виновником обрушения древних фресок! Над укреплением росписи с конца августа до минусовых температур работали специалисты Межобластного научно-реставрационного художественного управления из Москвы. Пять реставраторов занимались параллельно исследованием оконных и дверных проемов XII века в Мирожском монастыре и наезжали в Мелётово. Работы носили не просто противоаварийный характер – остропротивоаварийный. То есть еще чуть-чуть, и расписанная в XV веке штукатурка пылью осела бы на пол. 

Раствор – смесь извести и казеинового клея – закачивали под слой штукатурки с помощью шприцев. Работа кропотливая, важно, чтобы раствор не вытекал и не испортил красочный слой, а плотно заполнял пустоты между стенами и штукатуркой. 

– Один вставляет в щель шприц с раствором, второй наизготове с ватой, чтобы удержать раствор, заправить его обратно, когда он начнет вытекать через другие щели,– рассказывает Иван Сарабьянов о деталях работы. 

Фоторепортаж о состоянии двух храмов в МелётовоРеставраторы сняли дом в деревне Гора-Каменка. Она в пяти минутах езды от Мелётово, ночевать ездили туда. Пока была машина. А потом коллега с транспортом уехал. Пять минут на машине превратились в час-полтора пешком после трудной рабочей смены на лесах. Поэтому несколько раз ночевали прямо в храме. 

– Нашей задачей было устранение остроаварийной ситуации, чтобы живопись не отваливалась от стен. Последний выезд на объект совершили пару недель назад,– продолжает Иван. – Теперь холодно, и нельзя закачивать в стены жидкий раствор, иначе он замерзнет, расширится и разорвет штукатурку. К тому же на морозе раствор плохо сохнет, может пойти плесень. Мы успели пройтись по всему объему храма, но много кусков, которые плохо держатся. Да и по всему объему в целом хорошо бы пройтись весной, добавить растворчика. 
 

Успенскую церковь в Мелётово закрыли в начале XX века – она перестала вмещать прихожан. Рядом построили Троицкий храм в неорусском стиле, похожий на пряничный домик. Кровля более новой церкви может рухнуть в любой момент, утащив за собой купола. 

 

Отменили 21 аукцион

Пока беседуем с Иваном о тонкостях работы реставратора, церковь исследует комиссия, принимающая готовую работу. В ее составе представители Северо-Западной дирекции по строительству, реконструкции и реставрации Минкульта. От общения с журналистами они наотрез отказались. Вероятно, чтобы не пришлось отвечать на вопрос, висящий в воздухе: почему в октябре отменили аукцион по дальнейшим работам в Мелётово? Лот на 4 млн рублей с заданием провести исследование состояния храма и подготовить проект по его дальнейшей реставрации появился на сайте госзакупок 25 сентября. А уже 10 октября конкурс отменили до его завершения. Единовременно дирекция отменила 21 конкурс по объектам культурного наследия со всего Северо-Запада. Неофициально говорится о том, что решение принималось в Москве. До сих пор так никто и не удосужился объяснить псковичам, что это было, кто и по какому праву одним махом перечеркнул громадную работу общественников по привлечению внимания к мировому шедевру.
 


Видимые трещины не полностью показывают масштабы трагедии, многие протянули свои щупальца шире и глубже внутрь стен. 

Год назад в Мелётово приезжали специалисты научно-методического совета как раз из Министерства культуры. Ситуацию в Мелётово они назвали «национальным позором». 

«Ситуация – остроаварийная, это стадия открытого «чахоточного» процесса, когда разрушения идут в режиме текущего времени и в любой момент могут привести к полному обрушению. Размеры трещин увеличиваются особенно быстро последние два года, идут крупные вывалы кладки, которые могут обрушиться в любое время. Ситуация усугубляется тем, что на памятнике не продумана гидроизоляция, дождевые и грунтовые воды попадают непосредственно в кладку и разрушают памятник»,– выводы экспертов оказались не просто тревожными, а зловещими. 

После этого в Пскове и в Москве состоялись круглые столы и выставки копий мелётовских фресок, на одной из которых было объявлено о выделении федерального финансирования. Добраться до храма по проселочным дорогам, чтобы увидеть шедевр воочию, – та еще задачка. Приведение дороги в божеский вид – следующий этап, раз мелётовский храм собираются музеефицировать и превратить в объект активного показа туристам. Но это когда (не хочется говорить «если») спасут сам храм. 

– Мне ситуация с отменой аукциона нравиться не может,– признается Иван Сарабьянов. – Мы, художники, должны приходить на объект последними, грубо говоря, наводить марафет. В первую очередь архитектура.

Как издевка – здоровая щель на центральном фасаде храма. Прямо у таблички, гласящей, что объект охраняется государством. Кажется, в эту трещину можно просунуть руку. Сколько таких трещин, больших и маленьких, видных и скрытых под слоем штукатурки – должны были сказать исследователи.
 


Успенская и Троицкая церкви в Мелётово стоят фундамент к фундаменту, и обе находятся в одинаково плачевном состоянии.

 

Отрубили электричество

Выезд в Мелётово стал одним из первых для врио губернатора Псковской области Михаила Ведерникова. На первой же рабочей неделе, 21 октября, он посетил храм. 

– Решение по отмене конкурса, на мой взгляд, преждевременно и ошибочно,– сказал он, осмотрев фрески.– Я полностью поддерживаю инициативу наших неравнодушных жителей, общественников и деятелей культуры в вопросе реставрации храма. Более того, считаю, что он, как историко-культурный памятник Средневековья, станет местом притяжения не только для жителей области, но и туристов. Эта перспектива настолько очевидна, что решение Северо-Западной дирекции Министерства культуры об отмене конкурса вызывает недоумение.

– Реставраторы не могут назвать полную сумму, которая нужна для спасения памятника. Два года назад это было 50 млн рублей, сейчас сумма увеличилась, возможно, в разы, – говорит Ирина Мельникова, старший научный сотрудник Псковского музея-заповедника, являющегося пользователем памятника. 

Музей оказался заложником финансовой ситуации. За состояние памятника он несет ответственность. Но не имеет ни собственных специалистов-реставраторов, ни средств на проведение работ. На протяжении истории памятника его уже выводили из аварийного состояния. В 60-е годы частично была проведена реставрация, но неполная и незавершенная. В 90-е годы реставраторы вернулись на объект, но работы вновь оказались не того масштаба, который требовался. Уже в актах тех лет значится: «Памятник находится в удручающем состоянии». Последние работы проводились в 2006 году. 

Несколько лет назад памятник попал под колеса бюрократической машины. Государство наводило порядок в своих владениях. Летом 2013 года церковь из собственности музея передали в Росимущество, а к зиме вернули музею, наделив его полномочиями пользователя. Несколько месяцев в дождь и в мороз памятник был отключен от электричества: музей не имел права оплачивать чужие счета, Росимущество делать это не торопилось, электрики провода обрезали. Нет электричества – значит, нет отопления. Можно только гадать, какой устрашающий вклад в разрушение памятника внесла та ситуация. 

Ирина Мельникова приезжает в Мелётово зимой каждые 10 дней, летом – чаще. Проверяет показания климатических датчиков, проветривает храм. Ответственность за сохранность памятника в остальное время лежит на смотрителе, который живет тут же, в деревне. Периодически он обнаруживает, что на входе в церковь сбит замок. Заезжие воришки думают, что внутри древней церкви – такие же древние иконы. Оказываются правы, но сокровища со стен не унесешь. А в 2009 году кто-то снял медное покрытие с кровли и отвез в цветмет.



Представители структуры, отменившей аукцион на продолжение работ в Мелётово, от общения с прессой уклонились.

 

Два храма, одна судьба

Рядом с Успенской церковью, буквально в нескольких метрах, фундамент к фундаменту стоит еще один храм, посвященный Святой Троице. Над входом грозная надпись: «Не входить! Опасно для жизни! Памятник в аварийном состоянии. Возможно обрушение кровли». 

– В начале XX века местная приходская община разрослась, и ее члены решили, что Успенская церковь стала слишком мала. Рядом построили теплый храм, а Успенскую церковь закрыли,– рассказывает Таисия Круглова, руководитель отдела Мирожский монастырь Псковского музея.

Троицкой церковью занимается епархия. Настоятель Свято-Троицкого кафедрального собора в Пскове отец Иоанн (Муханов) объявил сбор пожертвований на восстановление Троицкой церкви в Мелётово. Необходимый минимум – замена сгнивших потолочных балок. Они находятся в таком состоянии, что кровля может рухнуть в любой момент, утянув за собой купола. 

Таисия Круглова не исключает, что после восстановления Успенской церкви в ней также возможно проведение служб. Как это происходит в Спасо-Преображенском соборе Мирожского монастыря, куда священнослужителей пускают 12 раз в год. Однако главное назначение храма, говорит специалист, – музейное. 

Отец Ивана Сарабьянова, Владимир Дмитриевич Сарабьянов, 28 лет посвятил изучению и восстановлению древних памятников Пскова. В том числе работал он и в Мелётовской церкви. После него сохранилось множество записей искусствоведческой направленности. Иван Сарабьянов надеется, что наработки отца лягут в основу чьей-то серьезной научной работы по памятнику. Возможно, это все, что нам скоро останется от этого храма. 

В пятницу, 3 ноября, стало известно, что врио губернатора Ведерников договорился в Москве с министром культуры Мединским о срочном возобновлении работ в Мелётово.
 

Справка

Церковь Успения Богоматери в селе Мелётово построена в 1461 году на скрещении дорог из Пскова на Новгород и Москву. Через четыре года расписана по заказу псковских посадников. Церковь примечательна разнообразным составом росписи, так как к ее изготовлению привлекали как художников-монументалистов, так и тех, кто ранее трудился над книжными миниатюрами. Эксперты отмечают, что фрески похожи скорее не на монументальную живопись, а на иконы– настолько тонкая работа. Сюжеты росписи взяты из литературных источников религиозного характера. Успенскую церковь в Мелётово по значению и художественной ценности сравнивают с Сикстинской капеллой в Ватикане, расписанной выдающимися творцами эпохи Возрождения: Боттичелли, Микеланджело, Перуджино. 
 

Автор: Юлия Шарипова     Фотограф: Андрей Степанов

  Подпишись на нас в соцсетях

Другие новости:

Осужденный Идрицкой колонии сломал обе ноги
Где в Пскове покататься на коньках
Небольшой снег и мороз до -6 ожидается на территории области в субботу
Российский книжный союз подарил областной библиотеке сертификат на 500 книг
Псковская область станет площадкой для ряда федеральных мероприятий по развитию отечественной литературы
В Псковской области дадут старт инфраструктурным проектам по развитию книгопечатания
Руководители псковского штаба Путина организуют ежедневное дежурство
Псковские абоненты Tele2 в праздники скачали 166 Тб интернет-трафика
Капремонт в Псковской области: 301 дом на полмиллиарда рублей