21 Июля 2017
Псков
+11 .. +13 °C
Великие Луки
+19 .. +21 °C
64.915   0.369
69.498   0.2596

Андрей Лебедев: Только сволочь возьмется за реставрацию в нынешних условиях

28 Июня 2017 - 09:45
Главная → Заметки → Общество
Над древними палатами в Пскове построят жилой дом, а среди расселяемых аварийных домов общественники поищут новые памятники

В середине мая у регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры сменился руководитель. Место Ирины Голубевой занял Андрей Лебедев. В интервью «Псковской правде» новый председатель наиболее авторитетной общественной организации в сфере сохранения культурного наследия без обиняков называет разрушителей исторического наследия проходимцами и варварами, считает, что в руках общественников сосредоточены большие возможности, рассказывает о самых болевых точках в сфере наследия и, не стесняясь, признается, за что его мучает совесть.

– В чем состояла необходимость смены председателя? Кто был инициатором вашего выдвижения?

– Честно сказать, на последнем заседании совета я сам голосовал за Ирину Борисовну Голубеву. Но она наотрез отказалась. Сказала, что больше не хочет занимать пост, на котором работала 10 лет, устала. И предложили мою кандидатуру. Других кандидатов не было. Отказываться я не стал. Считаю, что в Пскове на этой должности должен быть специалист – реставратор, архитектор. 

– Назовите самые болевые точки на карте исторического наследия Пскова. Куда деньги и силы нужно было прикладывать еще вчера?

– Начну по важности и состоянию. Палаты XVII века на Романовой горке – Дом предводителя дворянства, Дом Сутоцкого, т. н. Дом Марины Мнишек. Первоочередные противоаварийные работы ведутся на доме Печенко, там положение ужасное. По Солодежне пока ничего не делается, но ее состояние лучше. Внешне она выглядит облупленной, видна незащищенная кладка без обмазки, но нет катастрофической ситуации. 

В плачевном состоянии уникальный полукаменный дом первой половины XIX века на улице Красных Партизан, 13. Он интересный, сложный по истории и архитектуре, объемному решению, с полуциркульным окном во фронтоне. Строился явно не в один период. В 80-90-е годы он был еще в замечательном состоянии! Дом расселили, устроили там пожар, сейчас он догнивает, хотя теперь и изолирован от доступа посторонних.

Конечно же, Пекарня Енисейского полка (Кожевенный завод XVII века) под Гремячей горой. Три огромные палаты перекрыты сводами. Железная крыша, выполненная реставраторами в 1960-е гг., содрана. Явно постарались какие-то местные варвары.

В области в ужасающем состоянии усадьбы Волышово, Княжьи Горки и другие. Необходимо внимание и многим церквям: в Бельском Устье, Троицкому храму в Мелетове, где верх пока не обрушился только благодаря железным балкам, на которые опирается крыша и пятиглавие. В церкви на погосте Оклюдицы местные жители готовы сами провести консервационные работы. Заказана проектная документация, там нужна хотя бы временная кровля. Требуют проведения противоаварийных работ церкви в Красиковщине (с. Белое), в Верхолине, в Гвоздно и многие другие. 

 

– ВООПИиК – организация общественная. Что могут сделать общественники в деле сохранения культурного наследия?

– Многое, на самом деле. Госкомитет по охране объектов культурного наследия обязан отвечать на обращения граждан и принимать по ним меры. 

– То есть надо завалить комитет обращениями по аварийным объектам?

– Нет задачи создать трудности комитету, скорее наоборот – помочь комитету, обратив внимание на творящиеся безобразия и подсказать необходимые пути решения.

Дом Успенского приход города Тольятти проектировал Андрей Лебедев.

– Ну, хорошо, комитет ответит: в бюджете текущего года средства на объект не запланированы.

– Значит, на будущий год включит в план реставрационных или консервационных работ или примет меры к нарушителю-разрушителю.

– Объекты, о которых вы говорили – Романова горка, палаты в Волчьих ямах, Дом Печенко, известны своим плачевным состоянием не первый год.

– Получается, общественность недостаточно шумит. Хотя одного шума тут, конечно, мало. 
 

«Собственник не рассчитывает на санкции при нарушении охранных обязательств».


Храм Рождества Христова построен по проекту Андрея Лебедева в Невском районе Санкт-Петербурга.

– Вас называют более бескомпромиссным и яростным борцом за сохранение псковской старины, чем Ирину Голубеву. Какие задачи на новом посту ставите для себя в первую очередь?

– Я об этом не слышал. Мне кажется, Ирина Борисовна вполне соответствовала своей должности и по бескомпромиссности в том числе. Она осталась на должности заместителя председателя. 

Полагаю, что нам надо продолжать прежние дела, возможно, более активно. Смены курса не предполагается. Главная цель – не допустить разрушения памятников в городе и области. Нам надо следить за программой расселения ветхого жилья, чтобы среди расселенных домов не оказалось ценных и интересных объектов, предназначенных под снос. Надо списки домов поднять и прошерстить, возможно, появятся вновь выявленные объекты культурного наследия. Вообще, более пристально просмотреть реестр памятников, сравнить его с реально существующими интересными и важными объектами.

Другая очень важная задача – градостроительная. Совместно с Псковской организацией Союза архитекторов России Псковское отделение ВООПИиК ведет серьезную работу по недопущению высотной и диссонирующей застройки в исторической части города, по сохранению исторических панорам, видовых направлений, визуальных связей памятников.

Третья очень важная задача – выявление и фотофиксация памятников в исторических городах области. Остров, Опочка, Новоржев, Порхов, Гдов, Печоры… 


Церковь Петра и Павла с Буя реставрировали по проекту Андрея Лебедева.

– Скандалы вокруг псковских памятников не утихают. Взять хотя бы бездарный проект реставрации Псковского кремля, созданный курганским «Каратом» и отклоненный в Минкульте. Грамотные специалисты есть, но их знания используются в пожарном режиме, а не на этапе планирования работ. Как вам кажется, почему сложилась такая ситуация?

– Вам, конечно, известно, что все крупные проекты с государственным финансированием теперь проводятся через российский конкурс, который, как правило, выигрывает далеко не самый достойный, а тот, кто снизил цену и при этом дал крупную взятку. Проектировщик ни уха ни рыла не понимает не только в наших псковских памятниках, но и вообще, что и как на Руси делалось. Багаж знаний – ноль. Но есть амбиции и задача выполнить определенный объем документации за круглую сумму и в срок. Берут работу за полцены и создают кучу негодной макулатуры. Невозможно качественно выполнить такое неимоверное количество томов проекта в те сжатые сроки, которые поставило министерство. Минимум нужен год на исследование и год на проект. Таким образом, честные, настоящие реставраторы просто не возьмутся за работу в нынешних условиях, только сволочь, которой теперь развелось хоть пруд пруди. Такие выполняют работу кое-как и даже возмущаются тем, что ее не принимают. Люди разучились работать. Вместо проектных организаций – рассадники халтуры. К сожалению, и от некоторых прежде серьезных реставрационных организаций теперь остались только пустые фасады и громкие названия. Так что причина сложившейся ситуации в нынешней порочной системе организации реставрации. 

По сути, Научно-методический и экспертный совет при Госкомитете по охране объектов культурного наследия, в котором я состою, – наш основной рубеж обороны псковских памятников от недобросовестных и непрофессиональных проектировщиков. Кроме заседаний совета очень много времени отнимает написание замечаний и заключений на подобную халтуру – дело муторное, очень скучное, противное, бесплатное, но необходимое.
 

«От проектных организаций остались пустые фасады и громкие названия. Люди разучились работать».


– Почему возникают такие ситуации: экспертный совет при Госкомитете по ОКН согласовал проект кафе-дебаркадера. Кафе появилось, но совсем не похожее на проект! 

– Я видел лишь издалека: на Великой нечто плавает, надо посмотреть поближе. Подобные вещи зачастую происходят и с памятниками, что гораздо серьезнее этой посудины. Бывает, что собственник подписывает охранные обязательства, не особо вникая в их смысл. Не рассчитывает на то, что при нарушении последуют санкции. Между тем, юристы Госкомитета регулярно добиваются наказания виновных через суд. 

В любом случае решение принимает Госкомитет, НМЭС – это всего лишь совещательный орган. К сожалению, даже сам комитет не всегда учитывает мнение экспертного совета. Поэтому работа совета в итоге бывает подобна толчению воды в ступе. Кроме того, существует избирательность, какие проекты выносить на совет, а какие согласовать без этого. Комитет сам вправе принимать такие решения. В результате уже испорчен дом Черехинского в Музейном пер., 3, а по негодному, но согласованному комитетом проекту начаты работы на доме Клюге на Октябрьском пр., 10а (более известен, как бывшая чебуречная). Оба эти объекта не были вынесены на рассмотрение совета. А жаль!

Храм Сергия Радонежского на Средней Рогатке (Санкт-Петербург) - еще одна работа архитектора Лебедева.

– В экспертном совете заседают весьма уважаемые люди, но в ситуации с дебаркадером с их стороны не последовало никакой реакции на попрание их решения. Практически готовая инструкция на будущее: согласовываешь одно, строишь другое, слова никто не скажет. Почему они молчат в таких случаях? Может быть, потому что члены совета оказывают коммерческие услуги по созданию архитектурных проектов и тот или иной бизнесмен в будущем может оказаться заказчиком?

– Лично я на это никогда не рассчитывал. Да и не знаю таких примеров. Иногда, несмотря на серьезные замечания членов совета, комитет по каким-то причинам проект все же согласовывал. Такое, к сожалению, действительно бывало.

– Можете назвать примеры объектов, которые удалось сохранить, в том числе, благодаря вашему вмешательству, за которые не стыдно?

– Имеется в виду общественная работа? Отрицательного опыта гораздо больше. Есть объект, он в процессе работы, надеюсь, получится то, что было задумано. Перед строительством жилого дома на территории бывшего речного пароходства на ул. Красноармейской археологи обнаружили нижний этаж палат XVII века. Застройщик – ООО «Руст» – пошел на их сохранение. Объект предполагается законсервировать и музеефицировать, над ним построят жилой дом. Под домом окажутся помещения с отдельным входом, в которых возможно устроить экспозицию. Проектом занимался я, он утвержден в Госкомитете и вроде как принят к исполнению (во время объяснения чертит на листе квадраты палат и рисует арочный вход). 

Найденные археологами палаты на территории речного порта окажутся под новым жилым домом. 
 

С женой мы выполнили проект реставрации церкви Воскресения со Стадища в Пскове. В основном он осуществлен. Всякий реставрационный проект – трудоемкая работа. Проектная организация взяла бы за нее миллиона два, мы ее выполнили за 40 тысяч – сумма чисто символическая. На храме восстановили восьмискатную крышу, первоначальное покрытие и фасадный декор придела.
 


Андрей Лебедев с супругой за символическую плату создали проект реставрации храма Воскресения со Стадища.


– А за что совесть мучает? Где могли бы вмешаться, но не сделали этого?

– Такого полным-полно, на все не хватает времени. Тот же дом на Красных партизан, 13. Раньше его состояние было получше, надо было его хорошенько исследовать, провести обмеры.

– Большинство псковских защитников старины – люди опытные, матерые даже. А есть ли смена? Проявляет ли интерес к делу сохранения культурного наследия молодое поколение?

– В 90-е годы Владимир Никитин организовал клуб «Реставратор», который располагался в доме Марины Мнишек. Он привлек хороших ребят, которые интересовались памятниками, реставрацией. Думаю, клуб повлиял на их дальнейшую судьбу. Например, Юрий Стрекаловский сохранил интерес к старине, Павел Шаповалов теперь кузнец, хорошо, вдумчиво работает, в том числе на объектах реставрации. 

В конце 80-х советское правительство приняло постановление «О комплексной реконструкции и реставрации памятников архитектуры Новгорода и Пскова». Началась рьяная реставрация псковских памятников, предполагалась подготовка реставраторов в строительном техникуме. Памятники с развалом страны бросили, подготовка реставраторов также не состоялась. Да, согласен, достойную смену надо готовить – найти, заинтересовать, воспитать, привить должное отношение к памятникам и своей работе, передать опыт.

– Как вы оцениваете появление общественников, защищающих памятники, не имеющих профильного образования и опыта? Просто любителей старины. Скажем, в последнее время очень заметными в соцсетях стали Наталья Беляева и Александр Окунев. Появление подобных людей вредит или помогает?

– Молодцы, пусть занимаются. Это здорово, когда людям дорого наше общее наследие, наши памятники, наша история. С Александром Окуневым и Натальей Беляевой я знаком. Будем рады сотрудничеству.



Андрей Лебедев проектировал храм Рождества Христова на Средней Рогатке (Санкт-Петербург).

 

Досье «ПП»

Андрей Лебедев родился в Пскове в 1965 году. Мать – известный архитектор-реставратор В. А.Лебедева, автор проектов реставрации многих псковских храмов. Лебедев говорит, что вопрос выбора профессии перед ним никогда не стоял: еще школьником с интересом, осознанно и грамотно, под руководством мамы участвовал в обмерах и исследованиях, после школы он поступил на должность техника-архитектора в тот же институт «Спецпроектреставрация», где работала руководителем проектной группы мать, и сам проработал там 27 лет. Параллельно учился на вечернем отделении инженерно-строительного факультета Политехнического института, охотно занимался самообразованием. Кроме реставрационной работы в Пскове Лебедев проектировал для Санкт-Петербурга новые храмы Св. Сергия Радонежского, Рождества Христова, Св. Петра. По его проекту строили храмы в Ахтырском монастыре и при Почаевсой духовной семинарии на Украине. В Тольятти ведется работа по расширению одного храма и реставрации другого, автором проектов также выступает Андрей Лебедев.
 

Фото Андрея Степанова, Археологического центра и из архива Андрея Лебедева

 


Комментарии: 7
Читать Версия для печатиВставить в блогиВ избранное

Комментарии

Анонимный
28 Июня 2017 - 16:26
Ваши развалюхи давно пора снести,только город уродуют,если на их реставрацию не было денег когда нефть за 100 стоила,то теперь вообще можно забыть.
Анонимный
29 Июня 2017 - 04:14
Андрей,зря вы согласились на эту должность,вы здоровье свое подорвете с нашими чинушами,им же не реставрация нужна,а желание свой карман пополнить.
Беляева Н.Р
29 Июня 2017 - 09:50
Вот почему и необходимо введение обязательного курса краеведения в школах с 1 по 11 класс. Надо же уже как-то бороться с невежеством, чтобы не писали в соцсетях подобное анонимы. Наши памятники-это наш народный хлеб, кто это не понимает - тот ...
Светланка-псковитянка
29 Июня 2017 - 10:57
Рада за то, что появился в этой трудоёмкой отрасли опытный, заинтересованный и знающий человек. "ПсковскИе" - они особые люди, рождённые среди красоты. Потому и болеют за её сохранение вопреки личной выгоде. Удач вам!!!
свет
29 Июня 2017 - 10:57
Первый коммент - коммент ИДИОТА!
Анонимный
29 Июня 2017 - 20:20
Голубева человек-двойной стандарт. Это общеизвестно.
Ангелина
02 Июля 2017 - 10:07
Эх, как всегда, найдутся те, кто будет ставить палки в колеса, они, как блохи размножаются и скачут. Дай Бог творческих сил и здоровья Ирине Голубевой и Андрею Лебедеву для осуществления намеченных планов реставрации памятников Псковской земли.
Написать комментарий
Ваше имя
Ваш комментарий

Обсуждение ВКонтакте

Обсуждение на Facebook

Модная революция

Хроника дня

добавить на Яндекс добавить на Яндекс


Исключительные права на материалы, размещённые на интернет-сайте www.pravdapskov.ru в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране результатов интеллектуальной деятельности принадлежат ГП "Медиа-холдинг Псковской области" и не подлежат использованию другими лицами в любой форме без письменного разрешения правообладателя. Приобретение авторских прав: i.nazarova@pravdapskov.ru. (8112) 57-33-50