21 Августа 2017
Псков
 °C
Великие Луки
 °C
64.915   0.369
69.498   0.2596

Фельдшер «скорой», не приехавший к умиравшей пациентке, планирует продолжить лечение больных

18 Марта 2017 - 10:39
Главная → Заметки → Общество
Уголовное дело грозит виновным тюрьмой и изгнанием из профессии

В метель бригада медиков не доехала на вызов в деревню. Дорога шла через поле. Пациентка скончалась, утром «скорая» все-таки приехала, но уже на констатацию смерти. Местные власти признают, что денег на дороги нет, и в ближайшее время оно вряд ли появятся. Фельдшер со «скорой» планирует продолжиться работу в медицине.
 
- Всю ночь мела метель, и я пошла к соседке с лопатой, по пути разгребала снег. Иду, а самой страшновато. У дома Алевтины забралась на скамеечку, заглянула в окно. Кровать пустая. Я быстро по крылечку в дом: «Аля! Аля!» Мне в ответ тишина. Она лежала мертвая на полу в валенках. Видно, обуться успела и тянулась к тумбочке, там снизу лежали лекарства, - рассказывает Валентина Николаевна Корнилова, жительница новоржевской деревни Старый Двор.
 
Она первой обнаружила скончавшуюся односельчанку Алевтину Птицыну. Это она накануне безуспешно звонила в «скорую помощь», но медики так и не приехали, сославшись на невозможность одолеть дорогу.
 

Сбой

 
Вечером 5 марта Алевтина Птицына позвонила соседке Валентине Корниловой с жалобой на плохое самочувствие. Механический аппарат измерения давления показал 90/60. Позвонили другой соседке, с электронным аппаратом. Но пока та к ней шла, состояние Алевтины Птицыной ухудшилось, и стало понятно: измеряй – не измеряй, нужна помощь медиков. Около 20:00 Соседка набрала «03».
 
- Вызвала бригаду и спросила, чем можно помочь, пока фельдшер едет. Сказали дать что-нибудь сердечное и обезболивающее, - припоминает Валентина Корнилова события печального вечера.
 
Она говорит, что отдельно просила медиков позвонить ей из Заречья. От этой деревни начинается направление на Старый Двор – дорогой это назвать язык не поворачивается даже у главы района. Есть особенность: колеи две. Одна ведет на Старый Двор, а другая наезжена рыбаками, по ней можно уехать далеко в болота у реки Сороть. Указатели отсутствуют. То есть дорога плохая и непонятно где. Поэтому местные просят знакомых из Заречья показывать чужакам путь или сопровождать их. Раньше эта схема работала безотказно, ни разу не было случая, чтобы в деревню не проехали экстренные службы, автолавка или гости.

В этот раз «скорой» все не было. Валентина Корнилова успела сходить домой на ужин, вторая соседка Нина Алексеева дотопила дома чугунку. Снова собрались в доме Птицыной и позвонили в «скорую».
 
- Тот же молодой человек мне ответил: «По вашей дороге не проехать, мы вернулись в Новоржев, к вам никто не приедет. А раз вам кажется, что дорога такая хорошая, то сами больную везите!» - приводит слова сотрудника «скорой помощи» Валентина Корнилова. – Муж мой этот вариант сразу предлагал, у нас «УАЗ Патриот». Но Аля скала, что из-за адских болей в животе не сможет ехать сидя.
 
Алевтине Птицыной дали еще две таблетки но-шпы, и соседки пошли ночевать по домам. Договорились, что если Птицыной станет лучше, она выключит в своей комнате свет. Ночью свет погас. А утром Валентина Николаевна пошла к Алевтине с лопатой.
 
Кстати, утром на констатацию смерти «скорая» добраться смогла. Правда, уже с другим фельдшером.
 

Сам себе диспетчер

 
«Псковская правда» разыскала фельдшера, который не доехал на вызов из Старого Двора. Приказом главного врача Игорь Бобров, 13 лет отработавший на «скорой помощи», отстранен от работы на неопределенный срок. Идет следствие, он постоянно ходит на допросы. Под угрозой оказалось его будущее в медицине. Уголовное дело возбуждено по факту неоказания медицинской помощи. По закону виновным грозит не только тюрьма, но и дальнейшее лишение права лечить людей.
 
Версия фельдшера несколько отличается от того, что говорят в деревне:
 
- Мы приехали в Заречье и повернули направо к Старом Двору. Попытались проехать, километра два. Сели в грязь. Водитель прошел, посмотрел своим экспертным взглядом, сказал, дальше ехать бесполезно. Мы и развернуться-то обратно смогли с трудом. Водитель нашел хвойных веток, подкладывали их под колеса, только бы выскочить.
 
Почему эту информацию не передали в Новоржев? Почему не связались с диспетчером?
Диспетчера на станции «скорой помощи» в Новоржеве нет. Фельдшеры сами принимают вызовы, сами их обслуживают. На смену одновременно заступает две бригады. Когда обе на вызове, трубку параллельного телефона могут снять в приемном покое. Кто-то дозванивается до Единой дежурно-диспетчерской службы, оттуда медикам тоже передают вызовы.

Напарницу (фельдшера второй бригады) Бобров поставил в известность о случившемся.
 
-  Я на станции только успел скинуть куртку, сел оформлять бумаги, позвонила женщина снова. Сказал, да, я у вас только что был, дороги нет, не проехать, темное время суток, пурга, ограниченная видимость. Ни одного указателя. Идти пешком добрые пять километров. Я предложил им вывезти больную в Заречье, мы бы ее забрали оттуда в больницу. Я знал, что в деревне есть трактор и «УАЗ Патриот». На что получил ответ: «Щас, я все брошу и буду вывозить!» Это есть на записи телефонного разговора. Тогда я предложил, пусть дадут трактор в Заречье знакомые или родственники, чтобы показывали дорогу и вытянули нашу машину, когда застрянем. На том конце просто бросили трубку: «Я не хочу с вами разговаривать». Вот и все.
 
Игорь Бобров признает, что не сделал все, что мог. Вместе с тем он говорит, что чувствует себя «спокойно и уверенно». Если суд не лишит его профессии, он намерен продолжить работу в медицине. Скорее всего, уже не в Новоржеве.
 

Заливная дорога

 
Как только случившееся в Старом Дворе стало достоянием общественности, события стали развиваться молниеносно. Ведется сразу два расследования, не только по линии правоохранительных органов, но и служебное, в системе здравоохранения.
 
Официальное сообщение областного Госкомитета по здравоохранению гласит, что бригада скорой помощи не смогла проехать по разбитой весенней дороге. Фельдшер не сообщил о случившемся ни в администрацию Новоржевской больницы, ни в администрацию головного учреждения в Пушкинских Горах, ни в Единую диспетчерскую службу – словом, никто из руководства района не знал о случившемся. Время было упущено. Трагически сложились обстоятельства: и отсутствие хорошей дороги, и метель, скрывшая с глаз направление движения, и решение фельдшера вернуться в Новоржев, не добравшись до людей, которые его так ждали.
 
В инструкции, которая висит на стене в диспетчерской, нет ни одного слова про непроезжую дорогу. Действия при ДТП, пожарах, массовых происшествиях предусмотрены, а главная российская беда не учтена.
 
Специалист волости Нина Калинина живет в Заречье, ее дом прямо на дороге, и она часто помогает людям ориентироваться. Зимой и летом дорога хорошая, а весной непроезжая, признает она. Спорный вопрос, можно ли было преодолеть колею именно в этот вечер, но во время половодья жители Старого Двора однозначно отрезаны от цивилизации. Такое расположение деревни оказалось ружьем на стене, которое и выстрелило, только жертвой стал не актер на сцене, а конкретный человек.
 
- По-честному даже не знаю, кого здесь судить, - рассуждает глава Выборской волости Ольга Васильева. - В состоянии ли дорог вина? Туда можно было спокойно проехать, телевидение через несколько дней приезжало в Старый Двор. Думаю, «скорая» заблудилась. Вечер, темнота, метель. Медики не обратились на месте ко мне или к кому-то из местных жителей, мы бы помогли. Вместо этого они вернулись в Новоржев.
 
По словам главы волости, выделяемых денег на обслуживание дорог – 18 тысяч рублей на километр в год – недостаточно для строительства полноценной дороги. Затраты нужны колоссальные, вокруг направления на Старый Двор заливные луга, весной речка Сева разливается, и путь становится непроезжим. Его нужно серьезно укреплять, насыпать, рыть канавы, укладывать трубы.
 

Морковка для односельчан

 
Пока спасение утопающих производится руками самих утопающих, поддержанием пути занимаются те, кому это больше всего надо – жители Старого Двора.
 
- Мужчины помоложе и сыновья в том год кусты резали, чтоб не зарастала дорога, просыхала. Трубу в канавку уже нашли, в этом году уложим. Если бы власти каждый год хоть немножко помогали, такого не было бы, - считает Валентина Корнилова. - «Скорая» увидела бы дорогу.
 
Алевтине Птицыной было 68 лет. Долгое время она прожила в Ленобласти, но несколько лет назад вернулась ухаживать за больными родителями. Сначала схоронила отца, потом мать, и в 2015-м году вернулась в родную деревню окончательно. Односельчане вспоминают ее трудолюбие. Сажать 10 соток картошки помогал сын, приезжавший с семьей из Питера. Морковку, говорят, растила для всей маленькой деревни. Алевтины Васильевны уже нет, а ее морковку жители Старого Двора едят до сих пор.
 
В феврале Валентина Корнилова уговорила Алевтину Птицыну пройти диспансеризацию. Не все специалисты в тот день были на месте. Алевтина Васильевна попала к окулисту, где получила новый рецепт на очки, почистила уши.
 
- Я ее успокаивала: не переживай, еще поедем и тебя возьмем, хотя бы начали, - говорит Валентина Корнилова. – Теперь чувствуем свою вину, что не смогли помочь. Надо было какие-то пуховые перины брать, класть ее в машину и везти в Новоржев. Ну почему она дотерпела до ночи, когда «скорая» уже не смогла проехать?
 
В качестве причины смерти по симптомам определили сердечно-сосудистую недостаточность. Диагноз поставили, что называется «на глаз», детальное исследование в случае смерти пожилого человека с хроническими заболеваниями, как правило, не проводится. Однако смерть Алевтины Васильевны вылилась в уголовное дело. Материалы из полиции передали в Следственный комитет, расследование контролирует областная прокуратура, все это вселяет надежду на качественное следствие со справедливыми выводами. Вероятно, потребуется судебно-медицинская экспертиза для точного установления причины смерти. В этом случае предстоит эксгумация. Алевтину Васильевну похоронили на кладбище там же, в Старом Дворе.
 
Следствие также изъяло в больнице медицинские документы Алевтины Птицыной, включая результаты той части диспансеризации, которую она успела пройти.
 

КОМПЕТЕНТНО

 
Глава Новоржевского района Михаил Пашков:
 
- Ситуация нагнетается с удовольствием и злорадством. Я не могу повесить зонтик над районом, чтобы не шел снег, не могу перекрыть Сороть, чтоб она не разливалась. Деньги, которые выделяются на дороги, пытаемся использовать с высокой эффективностью. В Новоржевском районе 713 км дорог, более 400 населенных пунктов. Есть норматив финансирования, который никаким образом не может всех удовлетворить. Дорогу надо заново построить, но кто будет строить дорогу до деревни, где 9 человек живет? Надо быть реалистами. И в соответствии с реальностью надо действовать. Финансирование нам вряд ли увеличат даже после этого случая. С другой дороги если я сниму деньги, то бдительные жители, спросят, с какой стати? Объясняться придется в прокуратуре.
 
На Старый Двор не дорога в буквальном понимании, а направление движения, которое взяли на обслуживание всего три года назад. Оправдание фельдшера – не оправдание, на «Ниве» туда через несколько дней смогли пробиться, то есть и «скорая помощь» могла бы это сделать. Замечаний к этому фельдшеру было много и раньше. Не знаю, как назвать его отношение - равнодушие? Бог судья.
 


Комментарии: 0
Читать Версия для печатиВставить в блогиВ избранное

Комментарии

Написать комментарий
Ваше имя
Ваш комментарий

Обсуждение ВКонтакте

Обсуждение на Facebook

Модная революция

Хроника дня

добавить на Яндекс добавить на Яндекс


Исключительные права на материалы, размещённые на интернет-сайте www.pravdapskov.ru в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране результатов интеллектуальной деятельности принадлежат ГП "Медиа-холдинг Псковской области" и не подлежат использованию другими лицами в любой форме без письменного разрешения правообладателя. Приобретение авторских прав: i.nazarova@pravdapskov.ru. (8112) 57-33-50