18 Января 2017
Псков
 °C
Великие Луки
 °C
64.915   0.369
69.498   0.2596

Судья Валентина Иванова: На первом процессе сидела босиком и плакала

10 Ноября 2016 - 14:53
Главная → Заметки → Общество
Несколько интересных дел из судебной практики XX века
Дочь дворянки и героя Брусиловского прорыва Валентина Федоровна Иванова начинала работу в суде босиком, когда немцы еще не ушли из Пскова. Более 30 лет отдала она правосудию и шутит, что живы еще те, кого она сажала. На ее заседания собирались, как на просмотр телепередачи, а в конце аплодировали. Судила самогонщиков, зарвавшихся продавщиц с продовольственной базы, одноногого инвалида войны со «взяткой» в виде бутылки коньяка, насильника, из-за которого застрелилась дочь мельника. О самых интересных процессах Валентина Федоровна, которой в августе исполнилось 90 лет, рассказала «Псковской правде».

На одном из первых слушаний, где Валентина Федоровна работала в качестве секретаря, судили погорельца. Шел 44-й год. Новосельский район (на территории нынешнего Струго-Красненского) только-только освободили от немцев, Псков еще находился под оккупацией. Однако органы советской власти уже приступили к работе, а освобожденные жители стали налаживать быт. Взамен сожженной немцами избы один из селян хотел построить новое жилье, нужно было привезти лес. Транспорт, включая лошадей, был только в расположенной рядом войсковой части. Военные согласились поработать на извозе, но в качестве благодарности попросили не денег, а самогона. Производство самогона на реализацию – а именно так советский закон подходил к этому вопросу – грозило тюрьмой. Селянин получил реальный срок. 

– Моя семья много горя пережила, я подсудимого хорошо понимала. Сначала нашу деревню немцы сожгли, потом уничтожили лагерь из землянок в лесу, и мы остались без крыши над головой и без еды. Сама на процессе разутая сидела, обуть нечего было. Приговор зачитывали, я плакала. После процесса судья меня вызвал к себе: «Что плачешь? В суде и не такое увидишь!». И ведь увидела. 
 

Задачи советского юриста

В судьи Валентина Федоровна не рвалась. После освобождения ее, 17-летнюю девушку, отправили по окрестным деревням переписывать уцелевших. «Видела и трупы, но живых переписала». Народный судья Олиференко разглядел в паспортном столе способную девушку и пригласил на работу секретарем судебного заседания. Летом она собиралась отправиться в Гатчину в педучилище. Пока шли бои, нужен был пропуск. Чтобы юридическая система страны не потеряла ценный кадр, народный судья запретил сотрудникам паспортного стола выписывать Валентине нужную бумагу. Так педучилище превратилось в Ленинградскую юридическую школу. Во время ее прохождения – работа нотариусом в Дно. И возвращение в судебную систему. Дновский район, Гдовский, Великие Луки и, наконец, Псковский городской суд, откуда Валентина Федоровна вышла в отставку в 1982 году. 
 

В окружении народных заседателей во время процесса.

Судей в советское время выбирали вроде как депутатов сейчас. Валентина Федоровна хотела идти не в судьи, а в адвокаты. Вызвали в обком, где высокий партийный начальник строго спросил: «Преступников выгораживать собираешься?» «Вы плохо знаете задачи советской защиты», – не побоялась ответить молодой юрист. «Да, из нее судья получится, есть свое мнение», – передали потом слова обкомовца. 
 

Красавица и ружье

В конце 50-х годов в Гдовском районе местная молодежь собралась на праздник. Ходила туда и дочь местного мельника, выпускница школы. На другой день поутру она спросила у матери разрешения взять ружье, пострелять ворон. Просьбе мать не удивилась, девушка и раньше распугивала пернатых. Но на этот раз женщина услышала только один выстрел, а дочь долго не возвращалась. Дальнейшее расследование показало, что после праздника вчерашнюю школьницу провожал домой парень из Ленинграда, гостивший у родственников. По пути он изнасиловал дочь мельника. Девушка не выдержала свалившегося на нее горя и застрелилась. 

– Очень красивая была девушка, я видела снимки в материалах дела, – вспоминает детали разбирательства судья. – Мне она напомнила почему-то Венеру Милосскую. Юношу обвинили в изнасиловании и доведении до самоубийства, санкция статьи предусматривала 10 лет лишения свободы. Столько он и получил. Дело рассматривалось на выездной сессии, народу собралось невероятно много! Местные жители готовы были даже адвоката разорвать, пришлось ее конвоировать вместе с осужденным. Мне насильник угрожал, мол, выйду, найду и убью. Но со дня суда я его больше не видела.
 

С подругой на Рижском взморье. Валентина Иванова справа.
 

Конфисковать нечего

В послевоенное десятилетие отец двух детей и член партии украл с вещевой базы кусок брезента. Супруга пошила из материала два матраса. В то время уже действовал указ 47-го года об усилении ответственности за расхищение социалистического имущества. Санкция предусматривала не только реальное лишение свободы, но и конфискацию имущества.

– Условный срок я ему дать не могла, иначе приговор отменили бы за мягкостью и посадили бы человека по полной. Назначила наказание ниже низшего, – говорит Валентина Федоровна. – В приговоре обязательно нужно было написать «с конфискацией 

имущества», хотя к делу был приложен протокол об отсутствии у подсудимого какого бы то ни было имущества. После войны все жили бедно. Сейчас я слежу за жизнью России. Воруют миллионы! Покупают себе дворцы за границей. А конфискации у нас в законодательстве нет. Надо бы украденное у народа добро обращать в доход государства.
 

Париж был недостижимой мечтой для большинства советских граждан, но Валентине Ивановой профессия позволяла посещать капстраны.
 

Это что, взятка?

Курсанты военного училища в Опочке подрались с местными парнями. На время следствия под стражей оказались один курсант и один гражданский юноша. Но судила их не наша героиня, дела с участием людей в погонах рассматривает военный трибунал. Перед Валентиной Федоровной на скамье подсудимых оказался отец гражданского участника драки. Мужчину обвинили во взяточничестве. В качестве взятки фигурировала… бутылка коньяка. Это сейчас может быть смешно, жидкая валюта расценивается не как плата, а скорее в качестве благодарности. А вот одноногому участнику войны с больной женой было не до смеха. Сына вот-вот отправят в тюрьму, и как тогда жить семье? Вот он и отправился с бутылкой коньяка в кабинет следователя. Тот быстро вызвал понятых. 

– Не было более тяжелого дела за всю мою жизнь. Я должна была назначить наказание минимум в три года. Но не хватило духа этого сделать, – на самом деле Валентине Федоровне хватило духа пойти против сложившейся практики, установок начальства и, возможно, наперекор своей карьере. – Назначила условное наказание, освободили подсудимого прямо в зале. Видно, ему в камере во время следствия кто-то сказал, чтобы не ждал ничего, кроме тюрьмы. Я когда приговор зачитала, он остался сидеть на скамье за решеткой. Уже милиционеру пришлось подсказать: «Ну что же ты? Выходи!»
 

Суд и театр

Валентина Федоровна любит театр, посещает постановки в Пскове и уже наказала племяннику купить билеты в БДТ или Мариинку к очередному приезду в Петербург. А вот телевизор судья не уважает, говорит, хорошо бы вернуть на отечественное ТВ цензуру. Даже постановочные передачи якобы из зала суда получаются слишком плоскими, а процессы выглядят примитивными и укороченными. Она вспоминает, как в бытность судьей Великолукского городского суда в зале заседаний полным-полно собиралось народу.

– Пенсионеры приходили как на работу. Иной раз аплодировали при оглашении приговора. Приходилось одергивать, это же не театр! 

Однажды в коридоре судью подкараулила семейная пара весьма преклонного возраста. «Валентина Федоровна, скажите моей жене, что я каждый день бываю у вас в зале, – взмолился глава семьи. – Подтвердите этот факт, а то жена считает, что я «налево» хожу». 

– Я ему даже предложила письменную справку с печатью выписать, – иронизирует судья. – С тех пор на моих заседаниях одним человеком стало больше, супруга тоже стала их посещать.
 

С супругом Алексеем Яковлевичем.
 

Домой с охраной

Пять женщин судили в Пскове, сколотивших на продовольственной базе преступный кооператив. Среди подсудимых директор магазина и товаровед, а в качестве свидетелей проходило около 200 человек.

Подсудимые, как могли, наживались на своих должностях. Товары 2 и 3 сорта сотрудницы базы превращали в 1 сорт. Обсчитывали покупателей. Мимо кассы заготавливали квашеную капусту. 

– С тех пор не ем капусту, узнала, как ее на той базе готовили, – признается судья. – Приговор по делу я писала двое суток, меня милиция привозила домой, а утром отвозила на работу. Это было нужно, чтобы исключить контакты с заинтересованными лицами во время вынесения приговора.

Условный срок получила только кассир преступного синдиката, остальные его участницы 5, 7 и даже 10 лет. Приговор они обжаловали, но суд более высокой инстанции оставил его в силе. Судья за сложное дело получила премию – 20 рублей. 

– Судила я по закону и справедливости. Мама моя была верующей и всегда мне говорила, что с судьи на том свете спрос особый. 

Мать Валентины Федоровны происходила из помещичьей среды. А отец – герой Первой мировой войны, за участие в Брусиловском прорыве он получил Георгиевский крест. Награда в семье не сохранилась. Сама Валентина Федоровна тоже неоднократно была награждена за добросовестный труд, в том числе медалью Верховного суда «За безупречную службу».
 
Фото из архива Валентины Ивановой

Комментарии: 3
Читать Версия для печатиВставить в блогиВ избранное
Loading...

Комментарии

Вадим
10 Ноября 2016 - 22:15
Спасибо за рассказ о честном человеке.Сейчас таких нет.К сожалению.
Алексей
11 Ноября 2016 - 06:53
И сейчас есть такие лжди, тихо и честно выполняющие свой долг, но о них практически не пишут.
Вячеслав
05 Декабря 2016 - 06:22
Валентина Федоровна, здоровья Вам. Таких принципиальных, справедливых, грамотных, бескорыстных судей хотелось бы видеть и в наше время.
Написать комментарий
Ваше имя
Ваш комментарий

Обсуждение ВКонтакте

Обсуждение на Facebook

Модная революция

Хроника дня

добавить на Яндекс добавить на Яндекс


Исключительные права на материалы, размещённые на интернет-сайте www.pravdapskov.ru в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране результатов интеллектуальной деятельности принадлежат ГП "Медиа-холдинг Псковской области" и не подлежат использованию другими лицами в любой форме без письменного разрешения правообладателя. Приобретение авторских прав: i.nazarova@pravdapskov.ru. (8112) 57-33-50